Главная  >  Архив  >  №42 (30539) 21—24 апреля 2017 года  >  Говорит и показывает «Красная Линия»

Говорит и показывает «Красная Линия»

№42 (30539) 21—24 апреля 2017 года
7 полоса
Автор: Юрий Мелитонян.

Уважаемые телезрители!

Телеканал «Красная Линия» осуществляет своё вещание более чем в 50 регионах Российской Федерации.

Телеканал «Красная Линия» можно смотреть в Интернете. На него легко зайти через сайт ЦК КПРФ (Кprf.ru). В любой поисковой системе (Яндекс, Мейл и т.д.) наберите www.rline.tv или просто «Красная Линия», и вы уже на нашем сайте. Новости, программа передач, онлайн-трансляция и любые программы телеканала к вашим услугам. Через сайт телеканала можно также отправить письмо в редакцию.

Мы представлены во всех социальных сетях российского Интернета.

Если вы хотите смотреть «Красную Линию» по телевидению, то можете написать или позвонить своему кабельному оператору с просьбой включить нас в предоставляемый вам пакет вещания.

Наш телеканал можно смотреть в Smart-приложениях для ТВ, во всех интернет-приложениях и интернет-кинотеатрах, включая MEGOGO, DIVAN-TV, Vintera.ru, Zoom TV, Perrs TV, Бонус ТВ.

«Кру-гом! Покиньте помещение!»

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев недавно получил отставку. И сразу же — новое назначение. Стал исполняющим обязанности главы того же региона, который возглавлял до этого. Скоро Куйвашев пойдёт на выборы и, вероятно, переизберётся на новый срок. У него, как говорится, «всё в порядке».

ЗАТО не в порядке дела у жителей Свердловской области. Сотрудница комбината питания Еланской воинской части Ольга Кузьмина смогла встретиться со съёмочной группой «Красной Линии» только на улице. Объяснила, что больше негде. Районный суд постановил: выселить Ольгу и её несовершеннолетних детей из занимаемой квартиры без предоставления другого жилья.

А начиналось всё не так уж плохо. Несколько лет назад Ольга Кузьмина, как многодетная мать с тремя детьми, получила от министерства обороны служебную квартиру в городе Камышлове, но потом её пришлось отдать. Ольга могла бы остаться в квартире, если бы проработала в систе-ме министерства обороны ещё один год и пять месяцев. Не получилось…

Жилищный кодекс, принятый ещё в Советском Союзе, действовал до 2005 года. Депутатам от «Единой России» это сильно не нравилось, и они решили переписать законодательство по-своему. Относиться к проблемам людей по-человечески пресловутые «народные избранники» не захотели. В советском Жилищном кодексе перечислялись двенадцать причин, по которым человека нельзя было выселить из служебного жилья. «Единороссы» в соответствующей статье Жилищного кодекса оставили только четыре пункта. И гражданские служащие военной части в Свердловской области услышали по-армейски чёткую команду: «Кру-гом! Покиньте помещение!»

Если смотреть новостные программы федеральных телеканалов, может создаться впечатление, что в России проводится политика поддержки материнства и детства. Может быть, где-то такая политика и проводится. Но точно не в Свердловской области и не в городе Камышлове. Здесь люди ощутили всю силу и мощь так называемого правового государства в его современной российской интерпретации: закон может иметь обратную силу. Неважно, что правовые нормы, действовавшие в СССР, обеспечивали гражданским служащим министерства обороны социальные гарантии. Не понравилось — отменили. Главное, что всё по закону. Государственная дума приняла поправки, Совет Федерации их утвердил, президент подписал. Продукт их совместного творчества опубликовали в «Российской газете». И всё — Ольга Кузьмина с тремя детьми оказалась на улице. По твёрдой букве закона, который пока не ставят под сомнение ни Верховный, ни Конституционный суды России.

Разбираться в деле Ольги Кузьминой можно очень долго. У каждого человека своя история, так что материала хватило бы на роман с продолжением. Но в рамках короткой газетной статьи надо сказать главное. Коммерциализация военного дела привела к тому, что гражданские службы, которые работали на армию, стали частными организациями. Потом началась «оптимизация» и, как водится, пошли сокращения. В ущерб делу и с грубым топтанием судеб людей. К настоящей армии и к военным спецам это никакого отношения не имело. Всё решили коммерсанты.

— Сначала нас перевели в печально известную «Славянку», а затем и вовсе в какие-то непонятные ООО и ЗАО, — рассказывает Ольга Кузьмина. — А потом сказали, что мы никто и звать нас никак…

Руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании Свердловской области Александр Ивачёв, с которым встретилась съёмочная группа «Красной Линии», объяснил ситуацию:

— По факту люди продолжают работать на министерство обороны. Но всех социальных льгот их лишили. Посчитали, что это более удобно и выгодно. Так поступили со всеми гражданскими служащими, включая даже воспитателей детских садов при воинских частях.

Извечный русский вопрос: кто виноват? Министерство обороны? Не стоило бы рубить этот узел сплеча. Ведь министерство вынуждено действовать по законам, которые само не пишет и не утверждает. Содержание квартиры, в которой жила Ольга Кузьмина, стоило министерству обороны денег, и немалых. Как и сотни, и тысячи других квартир, в которых проживали гражданские работники, обслуживавшие и продолжающие обслуживать министерство. Квартир сегодня не хватает даже для военнослужащих. Реализация программы обеспечения их жильём тянется уже второй десяток лет, а конца-краю не видно. Как утверждают, нет денег.

Информацию о том, что людей выселяют из служебного жилья, руководство военного городка хранит, как военную тайну. Строго и бдительно. Встретиться с ним съёмочной группе «Красной Линии» так и не удалось, хотя попыток было сделано немало.

Зато секретарь Камышловского райкома КПРФ Светлана Хомутинина ввела журналистов в курс дела:

— Министерству обороны выгодно забирать у людей те квартиры, в которых уже всё обустроено, сделан ремонт, и заселять туда военнослужащих. А знаете, сколько квартир, находящихся в его ведении, сегодня пустуют? Походите и посмотрите…

В военном городке действительно очень много домов, в которых никто не живёт. Сотни, а может быть, и тысячи квадратных метров пустующего жилья. Там выбиты окна, разморожены системы отопления. Брошенный ветхий фонд? Как оказалось, это не так.

С одним из жителей Камышлова журналисты «Красной Линии» познакомились на улице. Своё имя он назвать отказался. Научен горьким опытом: выходил на митинг против выселения гражданских специалистов из служебного жилья и сразу заработал увольнение. Он просил не показывать его лицо и на камеру говорил со спины:

— Очень многие боятся рассказывать о том, что у нас здесь происходит. Уволят с работы, а потом никуда не устроишься…

Тем не менее митинг в Камышлове был очень бурным. О чём говорили? О наболевшем, о насущном. О том, что многие ехали сюда прежде всего для того, чтобы получить жильё. Обустраивали служебные квартиры, делали ремонт, потратили уйму денег. А потом получили от ворот поворот.

Говорили и о том, что происходит в жилищном фонде Камышлова: подвалы заливает фекалиями, и люди годами вынуждены дышать смрадом.

Местная жительница Мария Волкова показывает съёмочной группе «Красной Линии» платёжную квитанцию за услуги ЖКХ:

— За прошлый месяц насчитали пять тысяч сто тридцать четыре рубля.

— Почему так много?

— Электроэнергии много потратили. Холодно было, не топили, пришлось жить с электрообогревателем.

В такой неустроенности в Камышлове живут не только гражданские, но и военные, офицеры, те, кто должен защищать покой людей и страны.

— Неразбериха с выселением людей из квартир началась в 2015 году, — рассказывает Мария Волкова. — Жильцам высылали уведомления: освободить квартиры в течение двух недель. Либо доказать, на каком основании они там проживают.

Процесс доказательства идёт по сей день. Обитатели не сдаются — надеются на лучшее. Как, например, многодетная мать Оксана Ермакова.

— Нам предоставили землю, говорят, начинайте строительство, но что построишь, если зарплата девять тысяч рублей? — Женщина не перестаёт удивляться цинизму и равнодушию, с которым относятся к проблемам людей местные власти.

У её соседей Андрея и Галины Алийкиных положение не лучше. Но они борются. Наскребли денег на адвоката. Он советует: не покидайте квартиру во что бы то ни стало. Уйдёте — обратно точно не вернётесь. Ни по суду, ни по закону.

Есть ли выход? Депутат Законодательного собрания Свердловской области коммунист Александр Ивачёв не теряет надежды.

— Надо менять Жилищный кодекс, — говорит он. — И Государственная дума может это сделать. Надо убеждать депутатов других фракций. Получится или нет, не знаю. Но нельзя мириться с тем, что делается в нашем военном городке. А ведь он — только малая часть того, что происходит сегодня во всей России.

Специальный репортаж «Кру-гом! Покиньте помещение!» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www/rline.tv.

Без станкостроения Россия потеряет космос, авиацию и оборонку

Упадок отечественного станкостроения длится не менее четверти века, и по-настоящему переломить эту тенденцию пока не удаётся. Однако именно от состояния высокотехнологичного станкостроения зависит будущее и само существование стратегических отраслей российской промышленности, убеждён проректор легендарного МГТУ «Станкин» доктор технических наук Андрей Кутин.

— МНЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ, что отечественное станкостроение находится сегодня в точке замерзания, и непонятно, куда качнётся маятник. В денежном выражении объёмы производства в станкостроении в последние годы растут. Но цифры лукавят: комплектующие для наших станков мы закупаем за рубежом, поэтому с ростом курса доллара российские станки стали дороже, отсюда и кажется, что объёмы выпуска увеличились. Говорить же о количестве в «штуках» сейчас нет смысла. Для России сегодня важен прежде всего выпуск высокотехнологичных машин, необходимых для развития стратегических отраслей — космоса, авиации, оборонки. Обычные станки можно без проблем купить за рубежом — в том же Китае, но есть уникальные машины, которые мы обязательно должны производить сами. Иначе у нас их просто не будет. России вообще в любой момент могут перекрыть импорт высокотехнологичного оборудования. Надо помнить: станки — это безопасность страны. Без высокотехнологичного станкостроения мы потеряем многие стратегические отрасли.

И именно от этих отраслей — космоса, авиации, оборонки — должен идти сегодня главный запрос к станкостроителям. Нужны в первую очередь высокоточные, многокоординатные машины, обрабатывающие очень сложные изделия: гребные винты, турбинные лопатки и т.п. Мы производим такие изделия в России, но пока в основном на импортном оборудовании. А нам нужно своё. Сначала небольшой набор, возможно, 50—100 наименований. Для их производства надо развивать в России высокотехнологичное станкостроение. Сколько новых промышленных предприятий построено у нас за последние 10—15 лет? Станкостроительных — почти ноль, если не говорить о совместных с инофирмами. А нам нужны собственные новые заводы, которые на новых принципах организуют производство высокотехнологичных станков.

Что необходимо для этого делать? Скорректировать или вообще изменить национальные научно-технические приоритеты, поднять станкостроение и машиностроение, цифровое производство. Затем поддержать научно-технические школы в области станкостроения, которые ещё остались. Возродить конструкторско-технологические центры. И создавать новые производства, желательно цифровые, как это делается во всём мире. Что крайне важно — убрать некомпетентных руководителей. У нас есть примеры, когда производствами руководят так называемые эффективные менеджеры, которые не просто очень плохо разбираются в технологиях, но и не хотят в них ничего понимать. Однако как можно решать сложные задачи в станкостроении, если ты вообще не понимаешь, что это за машина и как её производить?

Обсуждение проблем отечественного станкостроения смотрите в программе «Точка зрения» («Тяжело без тяжёлой промышленности») на сайте телеканала «Красная Линия».

Просмотров: 390
Назад