Главная  >  Архив  >  №18 (30515) 17—20 февраля 2017 года  >  Валерий Болотов планировал вернуться в ЛНР

Валерий Болотов планировал вернуться в ЛНР

№18 (30515) 17—20 февраля 2017 года
3 полоса
Автор: Беседу вёл Виктор ТРУШКОВ.

Секретарь ЦК КПРФ Казбек Тайсаев рассказывает о своём друге, первом главе Луганской народной республики, которому на этой неделе исполнилось бы 47 лет

— Казбек Куцукович, слышал, вы были близким другом Валерия Дмитриевича Болотова, который меньше месяца не дожил до всего-то 47-го своего дня рождения. Когда вы с ним познакомились?

— В первые же дни его работы главой Луганской народной республики. Тогда же было принято решение о гуманитарной помощи населению двух народных республик Донбасса. Валера сразу же направил в наш партийный штаб, занимающийся гуманитарной помощью Луганску и Донецку, официального представителя ЛНР. Пока Валера оставался главой республики, наш штаб занимался сбором гуманитарных грузов, а доставку организовывали сами луганцы. Он умел успешно решать, казалось бы, крайне сложные, неразрешимые вопросы.

И хочу ещё раз заявить: все разговоры о том, что эти грузы разворовывались, — грязная ложь. Во-первых, помощь была сугубо адресной. Во-вторых, Валера из тех людей, в честности которых сомневаться невозможно. В-третьих, тогда, в пору энтузиазма луганцев, решивших отстаивать свой край от современных фашистов и испытывавших не просто дефицит в продуктах, а живших на грани голода, подозревать в корыстном растаскивании гуманитарных грузов как-то грешно. Так говорили те, кто был знаком в России только с буржуйскими нравами и замашками, или сознательные лжецы.

В те же дни рождения ЛНР мы провели с ним в Ростове-на-Дону первую совместную пресс-конференцию. Потом наше общение стало постоянным.

— А чем был занят Валерий Дмитриевич после того, как уехал из Луганска?

— Когда Валера после ранения приехал в Россию, то стал помощником депутата Государственной думы, моим помощником. А потом — он же активно работал в нашей партии. Участвовал в деятельности Штаба гуманитарной помощи Донбассу, который возглавляет заместитель Председателя ЦК КПРФ В.И. Кашин. Приехав сюда, он вступил в КПРФ. Кстати, партбилет на одном из митингов ему вручал Г.А. Зюганов.

Переехав в Россию, Валера оформил гражданство РФ. То, как происходило это оформление, было, по его рассказу, знаком солидарности с борющимся населением Донбасса: «Когда узнали, что я тот самый Болотов, меня на руки подняли. Мне было неудобно от внимания и сотрудников миграционной службы, и людей, которые пришли туда по своим делам. Ко мне отнеслись, как к родному брату, как к родному сыну».

Валера все годы пребывания в России был для ЦК КПРФ главным консультантом и экспертом во всех вопросах, касающихся ЛНР и всего Донбасса. Его роль в этом деле переоценить просто невозможно.

— Читателям наверняка интересно узнать, каким человеком был Болотов.

— Валера был исключительно добрым человеком. У него был пронизывающий взгляд и всегда спокойное выражение лица. Я никогда не слышал, чтобы он ругался, никогда. Он умел держать себя даже в самую тяжёлую минуту. Вот лишь один пример.

ЛНР только-только привыкала к своей самостоятельности. Шли бои, всё простреливалось. Мы с ним и его несколькими товарищами попали под обстрел, но удалось выбраться живыми, хотя седин у каждого наверняка добавилось. Состояние мрачное. И вдруг Валера посмотрел на нас и улыбнулся: «Но мы же живы. Всё нормально, жизнь продолжается». И как-то всё наше напряжение рассеялось.

У него был удивительный дар находить подход к людям. Он умел в тяжёлую минуту сказать простые, но очень нужные слова. Он был настоящим лидером, то есть умел за собой вести. Ему все беспрекословно подчинялись. Для этого не надо было даже повышать голос. Я был на совещаниях, которые он вёл. Он говорил тихо, я даже удивлялся, как его все слышат, однако каждое его слово каждым присутствовавшим улавливалось, а потом исполнялось.

— Но ведь он не был профессиональным военным. Из армии, если не ошибаюсь, Болотов уволился старшим сержантом запаса. И вроде бы какого-то большого опыта руководящей работы у него не было. Откуда вдруг эта способность во фронтовой обстановке уверенно вести за собой людей так, чтобы они верили и доверяли?

— Должно быть, это особый талант. Пока ситуация не требует, его вроде бы и нет. Но в критических положениях это качество проявилось в полную силу. Хотя надо иметь в виду, что опыт у Валеры всё же был. Он считал жизненной удачей, что после школы призвали в Воздушно-десантные войска. В спецназе ВДВ он прошёл через многие «горячие точки»: участвовал в конфликтах 1989-го и 1990 года в Ереване и Нагорном Карабахе. И прошёл их очень достойно, если, будучи старшим сержантом, не занимая никаких руководящих должностей, был избран председателем Совета ветеранов воздушно-десантных войск Луганской области. И когда начался конфликт с новой киевской профашистской властью, то он, имея опыт тех «горячих точек», одним из первых на Луганщине понял, в какую трагедию могут вылиться события.

— Но события первоначально-то развивались мирно.

— Да, всё начиналось с мирного митинга. Его участники требовали только, чтобы в Донбассе было узаконено право свободно говорить на русском языке и чтобы им никто не навязывал новые порядки. Люди не хотели повторения одесской трагедии, когда в причерноморский город приехали неофашисты и сожгли здание Областного совета профсоюзов вместе с находившимися в нём антифашистами. На митинге не ставился вопрос ни о суверенитете региона, ни о независимости Луганска от Киева. Люди хотели нормальной жизни в своём красивом, интересном городе. Но многих митинговавших стали задерживать и избивать сторонники киевской власти. Стало ясно, что их ждёт повторение одесской трагедии.

Мне рассказывали ребята, которые вместе с Валерой делали первые шаги по защите города. Они были в балаклавах. Болотов первым понял, что дальше идти инкогнито нельзя: вести за собой людей можно только с открытым лицом, не пряча его от тех, на чью поддержку надеешься, чьей поддержки ждёшь. Он, конечно, осознавал и опасность, которая ему грозит. В общем, Валера первым снял маску.

За ним сразу же началась охота. Ему не раз везло. Был такой случай: его хотели захватить дома. Квартира Болотова была на втором этаже, а на первом была квартира его родителей. Эсбэушники начали охоту на него с первого этажа. Валера действительно был там. Но квартиру никто не открыл. Решив, что никого нет, захватчики поднялись на второй этаж, выбили дверь, но в квартире никого не было. К тому времени, когда они вернулись на первый этаж, Валера уже ушёл.

Вокруг него сплотились отважные боевые ребята из числа десантников. Они признали в нём руководителя, и он им беспредельно доверял.

— Думаю, надо напомнить читателям хронику бурно развивавшихся событий тех дней.

После первого митинга 5 апреля 2014 года в Сети появилось видео, на котором Валерий Дмитриевич Болотов, представившись своим именем, сообщил о задержании Службой безопасности Украины (СБУ) группы противников украинских властей. Тогда же он призвал земляков, население юго-востока Украины «выйти с открытым противостоянием». На следующий день, 6 апреля, как свидетельствует Интернет, «вооружённые люди под флагом ВДВ захватили здание управления СБУ по Луганской области». Болотов являлся одним из активных участников этой акции. Через две недели бурных событий на народном сходе жителей Луганщины, проходившем 21 апреля, Валерий Дмитриевич был избран временно исполняющим обязанности народного губернатора Луганской области.

— Полмесяца противостояния профашистскому киевскому режиму сделали его убеждённым сторонником провозглашения ЛНР и её независимости от Киева, где к власти пришли идейные наследники бандеровцев, усердно прислуживавших в Великую Отечественную войну гитлеровцам. Поэтому среди первых действий народного губернатора стало переподчинение судебной системы и органов правопорядка Луганской области новому народному совету Луганской области, который планировалось сформировать в скором времени. Уроки, полученные спецназовцем в «горячих точках», были дельно применены на практике. При этом Валера, будучи главой Луганской народной республики, являлся одновременно командиром Армии Юго-Востока.

— Я хотел бы напомнить про ещё одну примечательную дату из хроники тех дней: она ярко высвечивает силы, которые покровительствуют нынешней неонацистской власти Киева. 29 апреля 2014 года, уже на девятый день после избрания Валерия Дмитриевича на народном сходе (думаю, здесь это очень важный момент) главой ЛНР, Болотов был включён в санкционный список Евросоюза, а потом и в санкционные списки Канады и США. Мировой капитал моментально разглядел в нём классового противника?

— Должно быть, да. Надо в связи с этим отметить огромный вклад Валеры в восстановление памятников В.И. Ленину в ЛНР, которые успели разрушить антикоммунистические, националистические, профашистские силы.

— А что побудило Болотова покинуть Луганск? Ведь мандат главы ЛНР, полученный первоначально Валерием Дмитриевичем на народном сходе 19 мая, был подтверждён на выборах. И вдруг 14 августа Болотов оставляет свой пост. Что случилось?

— За три месяца на Луганщине случилось многое. В том числе события, последствия которых будут давать знать о себе ещё и в будущем. Но сейчас разговор о другом. В мае, ещё до избрания главой ЛНР, на Валеру было совершено покушение. От пули снайпера его спас бронежилет. Но он был ранен и в августе 2014-го покинул Луганск из-за ранения. Но в отставку он не уходил, а Плотницкий остался исполняющим обязанности главы ЛНР. Однако вскоре были проведены новые выборы главы республики, насколько я знаю, без согласия Валеры.

— Незадолго до смерти Валерий Дмитриевич после долгого публичного молчания дал несколько интервью. Его спрашивали, намерен ли он возвращаться в Луганск. Он говорил о своём горячем желании вернуться на родину, но тут же заявлял, что не хочет осложнять политическую обстановку в ЛНР. Поскольку с вами он был искренен, то что вы можете сказать о его намерениях?

— Он, конечно же, собирался вернуться в Луганск. Его товарищи упорно звали туда. Они понимали, что, кроме Валеры, никто нарастающий клубок проблем не решит. Он был намерен в ближайшее время вернуться в ЛНР.

— Чтобы вернуться во власть?

— Чтобы бороться против неофашистской нечисти. Валера говорил, что мечтает однажды проснуться в СССР. А если говорить о практической стороне его желаний, то он так объяснял их: «Мои деды воевали за то, чтобы не было фашистов на Украине. Поэтому моя первая мечта очистить от фашистского сапога не только Луганск, не только Донбасс, но и всю Украину. Я, говорил он, мечтаю очистить от наследников фашизма всю большую страну, за которую воевали мои деды. Хочу заставить наших руководителей начать возрождать основу государства, разгромившего фашизм, — Союз России, Украины и Белоруссии. И беречь его так, чтобы никто больше не мог его разрушить». Не случайно его единомышленники сейчас намерены создать общественную организацию Союз славян имени В.Д. Болотова.

— Всё же ошибался великий Толстой, когда вложил в уста своего героя слова, что после нас трава будет. Настоящий человек оставляет после себя дела и память, которая побуждает других на продолжение его дел. У Валерия Дмитриевича остались дети?

— У Валеры два сына. Кстати, сам он рос без матери. Младший сын — копия его. Как-то состоялся у меня с ним разговор, который никогда не забуду: «Ты кем собираешься стать?» — «Я Луганск защищать буду, как папа». Этот только что пошедший в школу мальчонка мне спокойно сумел объяснить, почему надо защищать родину: «Там мама, там мой брат, там мои друзья…» В этих детских рассуждениях я увидел Валеру, для которого Луганск, куда он был привезён трёхлетним ребёнком из Таганрога, — его родина, и это для него было свято.

Он был очень скромным человеком. Некоторые СМИ после его смерти писали, что он умер-де в собственном подмосковном загородном доме. И задавались ехидным вопросом: на какие средства он приобрёл в Подмосковье дом? А это было враньё. Он жил и умер в очень скромной квартире.

— За четверть века наши современники отвыкли, что могут и во власти быть честные, скромные люди. И ведь действительно: сегодня в России, как и на Украине, как и в Донбассе, такими остаются только настоящие коммунисты — те, кто и живёт, и погибает с честью.

Просмотров: 497
Назад