Главная  >  Архив  >  №18 (30515) 17—20 февраля 2017 года  >  Говорит и показывает «Красная Линия»

Говорит и показывает «Красная Линия»

№18 (30515) 17—20 февраля 2017 года
7 полоса
Автор: Юрий Мелитонян.

Уважаемые телезрители!

Телеканал «Красная Линия» осуществляет своё вещание более чем в 50 регионах Российской Федерации.

Телеканал «Красная Линия» можно смотреть в Интернете. На него легко зайти через сайт ЦК КПРФ (Кprf.ru). В любой поисковой системе (Яндекс, Мейл и т.д.) наберите www.rline.tv или просто «Красная Линия», и вы уже на нашем сайте. Новости, программа передач, онлайн-трансляция и любые программы телеканала к вашим услугам. Через сайт телеканала можно также отправить письмо в редакцию.

Мы представлены во всех социальных сетях российского Интернета.

Если вы хотите смотреть «Красную Линию» по телевидению, то можете написать или позвонить своему кабельному оператору с просьбой включить нас в предоставляемый вам пакет вещания.

Наш телеканал можно смотреть в Smart-приложениях для ТВ, во всех интернет-приложениях и интернет-кинотеатрах, включая MEGOGO, DIVAN-TV, Vintera.ru, Zoom TV, Perrs TV, Бонус ТВ.

Образование и национальная безопасность

Начиная с июня прошлого года Государственная дума несколько раз откладывала рассмотрение законопроекта «Об образовании для всех», внесённого Г.А. Зюгановым, Ж.И. Алфёровым, И.И. Мельниковым и О.Н. Смолиным. Обсуждать вопрос о возрождении в России доступного бесплатного образования и всего, что с ним связано, «единороссы» не хотели. Возможно, им просто нечего было сказать. Зато гости программы «Точка зрения» Александр Снегуров, заслуженный учитель России, Наталья Яковлева, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, Людмила Дудова, проректор Московского государственного педагогического университета, Константин Сёмин, журналист, свой разговор начали именно с проблемы доступности образования.

— Как вы оцениваете положение дел с доступностью образования для большинства простых граждан?

А. Снегуров. Доступность образования существенно падает все последние годы, даже десятилетия. Всё меньше бюджетных мест в вузах, всё больше платных услуг в школах. И это не только кружки и секции. Уже и некоторые предметы преподают за деньги. Несколько лет назад мы боролись с поборами в школах — на подарки учителям, на ремонт класса. Но по сравнению с повальной коммерциализацией образования, происходящей сегодня, та ситуация кажется просто смехотворной.

Лично для меня доступность образования — это прежде всего возможность приобщиться к культурным ценностям: и к отечественным, и к мировым. За деньги сделать это не получается. И, думаю, не получится.

— Поговорим о доступности высшего образования. В советское время число бюджетных мест в вузах определялось потребностями производства. Любой выпускник мог получить работу по специальности. А сейчас число бюджетных мест в вузах как-то соотносится с потребностями экономики, народного хозяйства?

Н. Яковлева. Вся наша страна сегодня брошена в рынок. Печально осознавать, что сфера образования тоже оказалась там. Но если образование переводят на рыночную модель, то оно исчезает. Вместо него возникают некие «образовательные услуги», когда знания продаются и покупаются. В результате исчезает педагог. Вместо него появляется «услужник», который должен услужить всем: менеджерам своего учреждения, ученикам, родителям. Это сегодня повсюду — от детского сада до вуза.

Л. Дудова. Людям исподволь внушают, что учитель — это не человек, призванный передавать эстафету знаний, а представитель сферы сервиса. Попросту говоря — обслуживающий персонал. Но ведь обучение — это не бытовой ремонт. Это передача знаний и опыта от личности учителя личности ученика. Многомерный, сложный процесс. В Советском Союзе это понимали.

— В Советском Союзе всё было по-другому…

Н. Яковлева. Главное, что вся страна жила по иной социально-экономической модели. Была развита система государственного планирования и регулирования, в том числе в сфере образования. Сегодня этого нет, поэтому исчезла связь между потребностями социально-экономического развития, целями общества и образованием. Люди поступают в вузы, не зная, в какой сфере потом будут работать. «Невидимая рука рынка» ведёт нас неизвестно куда, и общество полностью дезориентировано. Дезориентированы образовательные организации и их руководство, дезориентированы родители.

— В начале перестройки нас пытались убедить: «рынок всё отрегулирует». Вот он и «отрегулировал». Не так, как хотелось бы…

К. Сёмин. Проблема ещё и в том, что эта рыночная система не статична. Она изменяется в худшую сторону. Образование стремительно деградирует, происходит катастрофа. И это закономерно. Невозможно сохранить доступное и бесплатное образование, если всё остальное в государстве переведено на рыночные рельсы. Раз экономика деградировала настолько, что ей не нужны больше ни «физики», ни «лирики», то незачем подготавливать их, тем более в крупных масштабах, — этим специалистам некуда будет пойти работать. И это, пожалуй, самое страшное.

— Ещё не поздно что-то изменить?

К. Сёмин. Мы с моим товарищем и соавтором бывшим школьным учителем Николаем Спицыным начали новый проект. Снимаем народный фильм о ситуации в российском образовании.

— Почему «народный»?

К. Сёмин. Хотим, чтобы в его подготовке участвовало как можно больше людей — преподавателей, родителей, школьников, студентов, выпускников, руководителей предприятий. Уже пять тысяч человек откликнулись на наш призыв. Всем задаём один и тот же вопрос: можно ли что-то поправить в российском образовании? И люди пытаются найти какой-то рецепт.

По моему мнению, положение в образовании — это проекция общей социально-экономической ситуации в стране. А она — следствие навязанного двадцать пять лет назад общественно-экономического уклада. Без изменений в нём даже самый лучший и самоотверженный министр образования никаких серьёзных проблем решить не сможет. Причём ситуация ухудшается очень быстро. Гораздо быстрее, чем что-то исправляется.

— Если главная часть решения задачи — в экономике, то что надо менять в этой сфере?

К. Сёмин. Она должна быть переведена на другие рельсы. Поскольку мы живём в обстановке тотального экономического хаоса, то прежде всего должны появиться хотя бы элементы планирования. Сегодня мы не знаем, сколько стране нужно угля, стали, высокотехнологичной продукции, станков, космических кораблей, самолётов. Если будем знать и ставить соответствующие цели перед производством, то это отразится и на сфере образования. Понимаете, образование не может быть здоровее, чем экономика. И, конечно же, в антисоветской экономике не может быть советского образования, даже если мы захотели бы его воссоздать.

— Мы заговорили о советском образовании. Это очень большая, многогранная тема, в одной беседе её не охватишь. Но я хочу задать такой вопрос: благодаря чему советское образование было признано лучшим в мире?

Н. Яковлева. Особо выделила бы здесь две составляющие. Во-первых, это бесплатность. Сегодня представители праволиберальной ориентации смеются над этим. Но всё дело в том, что если мы хотим создать справедливое общество и жить в нём, то мы всех детей должны поставить в равные условия. А без бесплатного образования этого не получится. Ребёнок видит несправедливость, понимает, что поставлен в неравные условия с другими детьми, и когда он вырастет, справедливое общество построить не сможет.

Ещё одна причина, по которой советское образование считалось лучшим в мире, — это высокое качество прежде всего фундаментального образования. Сегодня мы ужасаемся низкому уровню всего российского образования, и, я думаю, что он снижается не в последнюю очередь потому, что сильно занижена планка фундаментального образования.

— А нам говорят, что Россия поднимается в мировых образовательных рейтингах…

А. Снегуров. Рейтинг — это имитационный показатель. Что толку, если, допустим, школа поднялась в каком-то рейтинге? Во многих случаях учителя там просто завышают оценки. Педагоги часто обречены на это, чтобы избежать давления со стороны своей администрации. Думаю, что если повсюду будут повышаться рейтинги, то мы утратим чувство реальности. А потом обнаружим, что у нас нет электриков, нет водопроводчиков, нет фрезеровщиков. Вообще, качество образования должна оценивать экономика, а не рейтинги.

Н. Яковлева. Думаю, что попадание в какие-то рейтинги не может быть целью системы образования такой великой страны, как Россия. А других целей государство сегодня не ставит. Поэтому корабль системы образования блуждает непонятно где. Советский опыт в области образования просто вычеркнут. Может сложиться впечатление, что истории у нас вообще не было. Но это же не так! С самого начала Советская власть продуманно развивала систему образования в теснейшей связке с социально-экономическим базисом страны. Начиная с Декрета Совета Народных Комиссаров «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» от 26 декабря 1919 года. А после 1991 года началось копирование западной системы и западных методик образования. Отсюда злополучный ЕГЭ, «болонизация» высшего образования. До такой степени пренебрегать опытом своей страны, своей историей просто стыдно.

— В заключение хочу спросить каждого: как спасти и возродить отечественную систему образования?

А. Снегуров. Для начала надо соблюдать ту статью Конституции РФ, в которой сказано, что Россия — социальное государство.

К. Сёмин. Нужно восстановить советские принципы организации общества и экономики.

Н. Яковлева. Вместо коммерциализации должна прийти социализация. Вместо бюрократизации — дебюрократизация. А повальную «ме-неджеризацию» образования необходимо заменить самоуправлением.

Л. Дудова. Все должны понять, что образование — это инструмент, который формирует систему ценностей и обеспечивает национальную безопасность России. Потому что нет гармонично развитой личности без сформированной системы ценностей. Думаю, что без этого не будет и государства.

Беседу вёл

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ.

Программу «Точка зрения» («Образование и национальная безопасность») смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу http://www.rline.tv.

Фанаты военного дела

Специальный репортаж

ИМ ВСЕГО ПО ЧЕТЫРНАДЦАТЬ. Чувства их бескомпромиссны, а желания горячи. И они точно знают, чего хотят. Лучшие курсанты военно-патриотического лагеря «Честь имею» в конце смены получат самый дорогой для них подарок — васильковый берет президентского полка Российской Федерации. Что заставило обычных тинэйджеров сменить домашний уют на казарму? И почему родители выбрали для своих сыновей такую школу жизни? Сразу два специальных репортажа «Фанаты военного дела» и «Берет василькового цвета» расскажут о людях, для которых военно-патриотическое воспитание не просто слова, они готовы потратить и время, и силы, и душу, чтобы современные мальчишки и девчонки выросли настоящими патриотами.

Просмотров: 666
Назад