Главная  >  Архив  >  №144 (30350) 25—28 декабря 2015 года  >  Афганский пожар и его поджигатели

Афганский пожар и его поджигатели

№144 (30350) 25—28 декабря 2015 года
7 полоса
Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Ситуация в Афганистане приближается к критической. Гражданская война разгорается всё сильнее, огненным кольцом охватывая Кабул. Силы НАТО, самовольно продлившие свой мандат, бороться с огнём не собираются, наоборот, используют его для сохранения своего влияния в регионе.

Анклав средневековья

Представьте врачей, которые распространяют опасное заболевание, чтобы заработать на лечении ничего не подозревающих пациентов. Или пожарных, по ночам поджигающих дома и потом «самоотверженно» борющихся с огнём. Это не сюжет дешёвого детектива, а тактика Соединённых Штатов Америки и их союзников, блестяще используемая в Афганистане.

Оккупация этой страны коалицией во главе с США продолжается пятнадцатый год. Однако ни более безопасным, ни более развитым государством Афганистан за это время не стал. По индексу человеческого развития — комплексному показателю, включающему уровень жизни, грамотности и продолжительности жизни, — страна занимает последнее место в Евразии. Средняя продолжительность жизни здесь не превышает 50 лет, а уровень грамотности составляет 28 процентов. С момента вторжения западных войск этот показатель не изменился, в то время как менее чем за 10 лет советского присутствия доля грамотных граждан увеличилась с 5 до 25 процентов.

По сути, Афганистан остаётся анклавом средневековья, подавляющее большинство жителей которого не имеют доступа к элементарным благам цивилизации. Например, электроэнергией пользуются только 15 процентов городского и 6 процентов сельского населения. Промышленность, за исключением нескольких цементных заводов и предприятий пищевой отрасли, по большей части построенных ещё советскими специалистами, представлена мелкими кустарными цехами, а доля занятого в ней трудоспособного населения не превышает 5 процентов. Основная часть жителей занимается сельским хозяйством, однако оно также находится на примитивном уровне развития. Неудивительно, что большинство хозяйств являются натуральными и львиную долю продовольствия страна завозит из-за рубежа.

Пожалуй, единственной динамично развивающейся отраслью вот уже много лет остаётся выращивание опийного мака. Если в 2001-м его посевы занимали 7 тысяч гектаров, то в прошлом году плантации наркотического зелья разрослись до 250 тысяч гектаров. Ежегодно в Афганистане производится свыше 6 тысяч тонн опия-сырца, или 800 тонн героина. Западная коалиция не только не борется с этим злом, а, по ряду данных, глубоко вовлечена в наркобизнес.

В целом же Афганистан за время оккупации превратился в полностью зависимое от иностранной помощи псевдогосударственное образование. Ежегодно экспортируя товаров на 600—700 миллионов долларов, Кабул импортирует их на 8 миллиардов, а две трети бюджета формируется за счёт внешних вливаний. Впрочем, значительная часть зарубежной помощи либо оседает в карманах узкого круга чиновников, либо вовсе не доходит до адресата. На Западе один за другим вспыхивают (но так же быстро гасятся) скандалы, связанные с расходованием средств, якобы идущих на «восстановление» Афганистана. В ноябре нынешнего года, к примеру, выяснилось, что министерство обороны США построило в городе Шибарган автозаправку за… 43 миллиона долларов. А группа сотрудников Пентагона потратила на проживание в стране 150 миллионов долларов, поскольку, вместо того чтобы остановиться в зданиях посольства, запросила у начальства средства на покупку лучших особняков в Кабуле…

Другими словами, Запад во главе с США сначала законсервировал Афганистан в отсталом состоянии, а теперь разводит руками, вздыхая: мол, сами видите — без нашей помощи страна не выживет!

Кольцо сжимается

То же самое касается ситуации с безопасностью. Центральная власть во главе с имеющим американское гражданство президентом Ашрафом Гани Ахмадзаем более или менее контролирует лишь столичный регион. На остальной территории властвуют либо племенные старейшины и главари кланов, пока сохраняющие формальную лояльность Кабулу, либо боевики различных группировок.

В уходящем году экстремисты добились серьёзных успехов. В результате начавшегося весной наступления они установили контроль над целым рядом районов на севере страны. По весьма приблизительным подсчётам, на сегодняшний день боевики контролируют как минимум 20 процентов афганской территории, а на юге и востоке правительственные силы удерживают лишь крупные города: вся сельская местность находится под властью «Талибана» и других группировок. Они назначают теневых губернаторов и являются фактическими хозяевами целых провинций.

Особенностью нынешнего наступления стала новая тактика боевиков. Если раньше они довольствовались контролем над сельской местностью, обходя стороной хорошо укреплённые города, то теперь объектами атак всё чаще становятся районные и даже провинциальные центры. В конце сентября исламисты захватили 300-тысячный город Кундуз на севере страны и удерживали его больше недели. Среди последних громких операций можно назвать атаку на аэропорт Кандагара, захват уезда Ханашин в провинции Гильменд, уезда Ямган в Бадахшане и ряда районов в восточной провинции Нангархар. Угроза падения нависла над столицей этого региона — городом Джелалабад. А ведь он находится всего в сотне километров от Кабула!

Правительственная армия демонстрирует слабость и отступает всякий раз, когда не имеет подавляющего численного превосходства. На первый взгляд, эта слабость выглядит более чем странно. Если сложить численность афганской армии (178 тысяч человек), полиции (150 тысяч) и отрядов самообороны (30 тысяч), получается внушительная сила, впятеро превышающая число боевиков всех группировок (60—70 тысяч). К тому же обучением и тренировкой правительственных войск занимаются инструкторы НАТО.

На самом деле это превосходство кажущееся. Армия почти не имеет тяжёлого вооружения, а военно-воздушные силы представлены небольшим количеством вертолётов в основном советского производства. Командование коалиционными силами объясняет это опасением попадания оружия в руки экстремистов. Но главное — чрезвычайно низок моральный дух афганских вооружённых сил. Людей в армии удерживают только деньги: армия Афганистана комплектуется исключительно на контрактной основе.

Что касается западных инструкторов, то эффективность их помощи вызывает сомнения. Как и в Ираке или Сирии, обученные подразделения нередко бегут с поля боя либо переходят на сторону противника.

Продолжение оккупации

Таким образом, налицо явное нежелание США и их союзников создавать условия для установления в Афганистане мира. Бедная, слабая, раздираемая конфликтами страна им нужнее, чем самостоятельное государство. Но ограничиваются ли их действия только преступной небрежностью? Или «партнёры» Афганистана намеренно провоцируют эскалацию гражданской войны для сохранения своего присутствия?

Напомним, что остающийся в стране контингент НАТО численностью 12,5 тысячи человек должен был быть выведен до конца уходящего года. Об этом неоднократно говорили в Вашингтоне, тем более что обещание Обамы полностью завершить вывод войск в 2014 году и так нарушено. Но этого не произойдёт. В октябре руководство США приняло решение сохранить в Афганистане 9800 военнослужащих. Остаются и союзники Вашингтона. И не просто остаются, а наращивают присутствие. Например, численность солдат бундесвера увеличится с 850 до 980.

Кроме того, по итогам последней министерской встречи НАТО в Брюсселе альянс постановил продолжать финансирование операции «Решительная поддержка» (так называется западная миссия в Афганистане) как минимум до 2017 года. И, как заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг, даже если операцию не станут продлевать, альянс всё равно сохранит присутствие в стране «под гражданским руководством». За этой хитрой формулировкой скрывается стремление Запада не выпустить Афганистан из зоны своего влияния.

Решениям не сокращать контингент предшествовало резкое ухудшение обстановки на севере страны. Падение Кундуза вызвало громкий пропагандистский эффект, чем не преминули воспользоваться в Вашингтоне и Брюсселе. Между тем, по данным афганских источников, захват города скорее напоминал игру в поддавки, чем сражение. А незадолго до атаки в провинции появились сотни боевиков «Исламского движения Узбекистана» и других экстремистских движений, до этого базировавшихся в пакистанском регионе Вазиристан. В то, что исламистам удалось преодолеть 500-километровый путь, не будучи замеченными американской разведкой, верится с большим трудом.

Кроме того, Запад явно тормозит процесс внутриафганского урегулирования. Само присутствие иностранных войск затрудняет поиск путей выхода из многолетнего конфликта: руководство «Талибана» неоднократно заявляло, что его единственным условием для переговоров является вывод западного контингента. Тем не менее в минувшем году талибы согласились начать переговорный процесс. При посредничестве Китая и Пакистана состоялось несколько встреч кабульских властей с представителями движения, а в начале июля в Исламабаде прошли официальные переговоры. Однако долгожданный диалог сорван. В том же месяце власти Афганистана обнародовали информацию о гибели бессменного руководителя «Талибана» Муллы Омара, скрывавшуюся талибами более двух лет.

Сложно представить, что инициаторами обострения обстановки были афганские власти. Куда вероятнее вмешательство американцев, надавивших на Кабул. В урегулировании конфликта, особенно при участии Китая, Вашингтон не заинтересован, ведь обязательным условием талибов будет прекращение оккупации страны.

Новость о гибели Муллы Омара не только прервала переговоры, но и радикализировала «Талибан». Новым главой движения был избран Ахтар Мансур, имеющий крепкие связи с Катаром. Именно он в 2013 году убедил руководство движения в необходимости открытия в этой стране представительства талибов. Вдобавок к этому движение, и прежде недостаточно однородное, окончательно раскололось. Часть боевиков избрали собственного «эмира» — муллу Мохаммада Расула. Эта группировка сразу отвергла возможность диалога с Кабулом и пошла на союз с наиболее радикальными организациями, включая «Исламское движение Узбекистана» и «Исламское государство». Между отрядами начались столкновения, причём фракция расулистов взяла курс на кровавый террор в отношении мирного населения. В ноябре в провинции Забуль её боевики обезглавили семью шиитов-хазарейцев, в том числе женщин и детей, что вызвало массовые протесты по всей стране.

Симбиоз с исламистами

Появление в Афганистане «Исламского государства» тоже говорит о многом. Каких-то полгода назад об ИГ здесь никто не слышал, а теперь отряды под его чёрным флагом действуют в большинстве провинций. Очевидно, что этот проект инициирован внешними силами. Его цель — заменить относительно умеренный «Талибан» более радикальными структурами, которые можно натравливать и на соседние страны.

Вопреки господствующим представлениям, талибов трудно назвать «международно-террористической» группировкой. Это чисто внутриафганский, пуштунский продукт, имеющий много черт национально-освободительного движения, конечно, с местной спецификой. Лидеры «Талибана» неоднократно заявляли, что их задачей является освобождение Афганистана, а на территорию других государств они не претендуют. Кроме того, талибы воздерживаются от провоцирования межнациональной и межконфессиональной вражды, что, в частности, обусловлено сохранением среди пуштунов традиционных правил общежития — «пуштунвали», действующих наравне с шариатом, а иногда и превалирующих над ним.

В отличие от «Талибана» «Исламское государство» придерживается «чистого ислама» и провозглашает борьбу за «всемирный халифат», не разделённый национальными границами. Их костяк составляют пришлые боевики — арабы, чеченцы, узбеки и т.д., а тактику отличает нетерпимость к «неверным». Вместе с тем, как показывает ближневосточный опыт, этими организациями куда проще манипулировать, чем и пользуются западные, саудовские, катарские и турецкие спецслужбы.

На ИГ и делается теперь ставка для поддержания в Афганистане нестабильности и в перспективе — для её экспорта в Иран, Китай и постсоветские республики. В связи с этим любопытно недавнее заявление, которое сделал первый вице-спикер нижней палаты афганского парламента Абдул Захир Кадир. По его словам, главари местного отделения ИГ проживают в Кабуле, беспрепятственно посещают госучреждения и иностранные посольства. Кроме того, Кадир обвинил в связях с исламистами совет национальной безопасности Афганистана и сообщил, что подразделения ИГ зачастую вооружены лучше правительственных сил.

Так что тушить афганский пожар ни иностранный контингент, ни полностью зависимые от него афганские власти не собираются. Вся надежда на народные массы, уставшие от насилия. Выше мы писали о протестах, вызванных убийством хазарейской семьи. На улицы городов страны тогда вышли десятки тысяч человек. Люди выступили за отставку президента и правительства, «назначенных госсекретарём США». Не вызывает сомнений, что эти протесты не станут последними и что голос простых жителей будет звучать всё громче.

Просмотров: 1352
Назад