Главная  >  Архив  >  №143 (30349) 24 декабря 2015 год  >  Это странное слово ЕМИАС

Это странное слово ЕМИАС

№143 (30349) 24 декабря 2015 год
1 полоса
Автор: Мария ПАНОВА.

Московские власти заявили о том, что им удалось окончательно победить очереди к врачу

Чиновники Московского департамента здравоохранения объявили, что с помощью применения высоких технологий с очередями в столичных поликлиниках практически покончено. Тем не менее ни пациенты, ни врачи не могут подтвердить эти победные реляции. И те, и другие сталкиваются лишь с умелой формой сокрытия того факта, что очереди из реальных коридоров поликлиник переместились в виртуальное пространство.

РОЛЬ главного фокусника в новой высокопродвинутой системе призвана играть так называемая ЕМИАС — Единая медицинская информационно-аналитическая система. Замысел был действительно замечательный. С одной стороны, можно организовать поток пациентов, сэкономив им время и нервы, с другой — система должна помогать медикам анализировать, а значит, и корректировать ситуацию. Выглядит это следующим образом: пациент записывается через терминал или Интернет на определённое время к определённому врачу, а врач при входе каждого больного в кабинет нажимает на кнопку «начать приём». Однако в очередной раз теория и практика почему-то отказываются у нас идти в ногу.

— Решила я к своему врачу записаться через ЕМИАС, — рассказывает посетительница московской поликлиники. — И смогла это сделать лишь к дежурному терапевту, которого я и в глаза не видела. Остальные недоступны. Звоню... Бред несут какой-то. Новость очередная: надо идти в поликлинику, писать заявление на прикрепление! К терапевту своему! Это что, новости «оптимизации»?

Но этой женщине ещё повезло. Ко многим специалистам через ЕМИАС вообще невозможно записаться.

О ситуации рассказывает московский терапевт Анна Землянухина:

— Наказало нам начальство всем укладываться в 4—12 минут на пациента и интервал между пациентами чтоб был не более одной минуты. А кто соблюдать не будет, тому ползарплаты (ту половину, что на усмотрение главврача) не дадут. И стали все укладываться в заданный начальством норматив, кому же охота только половину зарплаты получать. Вот сидит перед доктором Иван Иваныч, а по времени уж пора идти Семён Семёнычу, который записан через полчаса после Иван Иваныча. Медсестра нажимает кнопочку «начать приём» Семён Семёныча, хотя врач продолжает приём Иван Иваныча. Вот и выходит, что в ЕМИАС картинка одна — идеальная и все по времени записи идут, а в коридоре — очередь.

Здесь необходимо объяснение, ведь не все же разбираются в джунглях управления московским здравоохранением. Так сказать, в честном режиме ЕМИАС проработала недолго. Год назад в самый разгар «оптимизации» мэр Москвы решил доказать, что медицина на подведомственной ему территории в результате закрытия больниц и увольнения врачей становится всё доступнее. А данные честной информационно-аналитической системы упорно показывали обратное: в ситуационном центре ЕМИАС, который благодаря горящим лампочкам позволяет в режиме реального времени отслеживать доступность лечебно-профилактических учреждений и врачей, практически все лампочки горели красным, то есть свободных мест к докторам на две недели вперёд не было.

— И вот тут бы провести анализ, да разобраться, почему так вышло? — продолжает Анна Землянухина. — Но зачем? Проще приказать: «Чтоб через неделю все «горели зелёным» (то есть были доступны)!» Вот тут и родился в административных кругах по-ликлиник термин «озеленение», и начали они им заниматься кто во что горазд, у врачей стал удлиняться рабочий день, всё меньше становился интервал, выделенный в ЕМИАС на одного пациента… В погоне за «озеленением» многие руководители дошли до того, что либо отдавали массу талонов в живую очередь и приходили по 10 пациентов, записанных на одно и то же время, либо вбивали в запись «левых» пациентов, а в день приёма отменяли их, чтобы «загорелся зелёным», либо делали ещё хуже — отменяли талоны действительно записавшихся пациентов и на их место записывались новые, врача же обязывали принять и тех, и этих.

Что остаётся в сухом остатке? Выполнила ли свою задачу ЕМИАС? Главная её задача — создать удобства для пациента. Удобства такие: запись на две недели вперёд практически всегда забита, а записи больше, чем на две недели, нет, так как начальство обещало народу, что больше этого времени ждать врача не придётся. То есть, значит, к врачу вообще попасть невозможно.

Вторая задача: освободить докторов от писанины. Уверенные в успехе медчиновники даже убрали из врачебных кабинетов медсестёр «за ненужностью». В итоге: из выделенных на больного 10—12 минут большая часть времени уходит на занесение данных в компьютер плюс на оформление всё той же бумажной карты, так как электронная база данных и пресловутая электронная медицинская карта постоянно обрушивают систему, и без бумажек всё равно никак не обойтись. То есть писанина, наоборот, удвоилась, а времени на больного практически не осталось. Заниматься собственно больным приходится свыше положенных 12 минут, таким образом врач не только лишается своего обеденного перерыва, но и вынужден работать, вопреки трудовому законодательству, гораздо дольше положенных ему рабочих часов, а больным всё равно приходится ждать.

Задача третья: сбор реальной статистики и борьба с приписками и фальсификацией. С «правильным» нажиманием кнопок для того, чтобы лампочка у начальника горела зелёным, мы уже разобрались. На эту явную фальсификацию начальство смотрит сквозь пальцы.

— Теперь возникла другая крайность — любые пациенты, принятые сверх записанных, считаются приписками, — рассказывает Анна Землянухина. — Их фамилии велено не проводить через ЕМИАС, а подавать на листочках. На собрании в ЛПУ нам сказали, что непришедшие пациенты фигурируют в ЕМИАС как «ожидающие в очереди»… Нужно начинать приём неявившихся пациентов, чтоб они не числились «ожидающими в очереди», а то статистика портится, а в тех поликлиниках, где она портится, будут штрафовать коллектив. Но как можно начать приём того, кто не пришёл?

Логику тут искать трудно. Наконец, ещё одна открыто не высказанная проблема: сохранение врачебной тайны. В ЕМИАС заносится информация о состоянии здоровья людей, которая легко становится достоянием как технических специалистов, обслуживающих ЕМИАС, так и администрации ЛПУ. Вот попробуйте вы лично свою собственную бумажную карточку на руки получить — её охраняют, словно это самая страшная военная тайна. А тут — на тебе: практически любой заходи и смотри, кто чем болен, у кого какие проблемы. Это в лучшем случае. Вспомните, сколько уже из всяких учреждений утекло электронных баз персональных данных и теперь они открыто продаются практически на любом компьютерном рынке. Кто может дать гарантию, что данные обо всех наших болячках таким же путём не окажутся открыты буквально для каждого?

Впрочем, одну, может быть, самую важную для московских чиновников службу эта высокотехнологичная телега под названием ЕМИАС всё-таки успешно выполняет: создаёт чудесную картинку всеобщего благополучия. На её данные так удобно ссылаться. На её зелёные огоньки так приятно любоваться. Именно поэтому, думается, ей и суждена ещё долгая жизнь. И совсем не важно, что ни одной реальной проблемы она не решает, был бы мэр доволен…

Просмотров: 1345
Назад