Главная  >  Архив  >  №141 (30347) 18—21 декабря 2015 год  >  Фермы умирать не согласны

Фермы умирать не согласны

№141 (30347) 18—21 декабря 2015 год
1 полоса
Автор: Александр ПЕТРОВ. (Соб. корр. «Правды»). Самарская область.

Статистика убойная: за последние три года — вместо роста! — количество субъектов малого и среднего бизнеса в Самарской области сократилось на 13 процентов. Предприниматели в областном центре проводят многолюдные митинги протеста. Резолюции направляются местному правительству и в федеральные органы власти. Результата пока нет, но городской бизнес всё-таки ведёт борьбу за свои права. Сельские фермеры митингов не проводят. Они отделены друг от друга порой десятками, а то и сотнями километров. Каждый выкручивается как может. Кто уже не может, распродаёт скот или пускает его на мясо. И без лишних слов закрывает ферму.

ИЗ ДВУХ ДЕСЯТКОВ крестьянско-фермерских хозяйств в Кинель-Черкасском районе активно работают три-четыре. Остальных не видно и не слышно.

— Это я узнала от зоотехника районного управления сельского хозяйства, — говорит Анна Васильевна Барабанщикова, которая вместе с сыном Сергеем занимается животноводством. — Да что о других говорить, если и наше хозяйство едва сводит концы с концами…

Три года назад, когда только зарегистрировались, у них было 18 дойных коров и ещё телята и двести овец. Молоко возили в город Отрадный, торговали во дворах. Хотели увеличить поголовье, предполагали сами выращивать корма — даже комбайн в кредит взяли. Нашли брошенную землю, обработали её, но потом выяснилось, что участок отдают другому хозяину, у которого связи в местной администрации. Дважды выставляли документы на получение гранта области — бесполезно. Выжить пытались с помощью банковских кредитов. А это кабала известная. Чтобы вовремя вносить платежи, пришлось продавать овец, потом сокращать дойное стадо. Сразу же прекратилась выплата субсидий на молоко. Хоть и с опозданием, но раньше за каждый литр получали из бюджета по три рубля. Конечно, это не деньги, а слёзы. Но если сокращаешь поголовье, вообще не получишь ни копейки. А делают это, как правило, не от хорошей жизни. И помощь государства в такие моменты особенно нужна.

Сейчас в хозяйстве Барабанщиковых осталось всего пять коров. Сходная ситуация в фермерском хозяйстве Галины Прохоровны Свиридовой. Тоже пыталась получить гранты. Однажды выиграла 300 тысяч, но их так и не выдали. Деликатно дали понять, что нужен десятипроцентный откат. А она взятки не давала и давать не собирается.

Писала жалобы во все концы — бесполезно. Сделала ещё одну попытку, но даже и документы на грант сдать не смогла. Скандальную женщину запомнили. Вместо ксерокопии одной из справок потребовали дубликат. Сказали, что до шести часов вечера надо привезти. Один стокилометровый путь в тот день она уже проделала. Снова поехала в своё село Алтухово, а потом назад. В половине пятого дубликат уже привезли, но кабинет оказался закрытым, приём документов закончился.

Мало всяческих чиновничьих издевательств, так ещё и не менее издевательские условия получения грантов. Фермеру сорок процентов от суммы, на которую он претендует, нужно уже иметь на своём счету. Молодым специалистам, у которых есть знания и желание открыть свою ферму, но нет солидной суммы в банке, помощь государства вообще не светит.

Чтобы обеспечить свой скот кормами, Свиридова хотела получить в аренду двести гектаров земли. Чиновники согласились только на сто. Подготовили договор аренды, провели межевание. Надо пройти кадастровую палату и госрегистрацию, без которой использование земли считается незаконным и грозит штрафом. Сколько месяцев бьётся с чиновниками — бесполезно.

— А ведь без своих кормов хозяйству не выжить, — утверждает она на основе своего горького опыта. — Тонна зерна стоит от восьми до десяти тысяч рублей. Тюк прессованного сена весом 15 килограммов — в пределах 150 рублей. Мы бы и сами всё это произвели, но у крестьян нет ни естественных сенокосов, ни полей для выращивания кормов.

Теперь этим доходным промыслом занимаются те, кто вхож в чиновничьи кабинеты. Они легко получают землю и на ней получают корма, чтобы продавать их местным фермерам. Часто это приезжие люди, которые таким образом делают деньги. Словом, обычному фермеру без связей созданы идеальные условия, чтобы помыкался со своими коровками, сколько хватит сил и нервов, а потом плюнул на всё.

— В сёлах Самарской области в 2011 году было 2603 индивидуальных предпринимателя с учётом крестьянско-фермерских хозяйств, — называет цифры статистики депутат губернской Думы, секретарь обкома КПРФ Гумар Валитов. — В 2013 году их число сократилось до 2353. За прошлый год данных пока нет.

За два года две с половиной сотни субъектов малого предпринимательства — как корова языком слизнула. Это утверждает статистика. А что утверждает жизнь, видно по Кинель-Черкасскому району. Да и по другим тоже. Наши оголтелые рыночники просвистели все уши, что выживает сильнейший. Но Барабанщикова и Свиридова — не из слабаков. Это коренные сельчане. С хваткой, с характером. Умеют, как сказала Галина Прохоровна, «и коров доить, и сено косить». Анна Барабанщикова к тому же избиралась депутатом Верховного Совета России. Недаром первый секретарь Кинель-Черкасского райкома КПРФ Марина Журавлёва отмечает бойцовские качества этих женщин.

Но сейчас выживает чаще всего другой народ. Тот, кто умеет договариваться с чиновниками, делать откаты, ловчить. Они присосались, как пиявки, к сельскому хозяйству ещё со времён Ельцина, когда получили первый государственный миллиард. И большую часть его пустили на торговлю водкой. Какая часть грантов и теперь уходит не по назначению, не скажет никто. Наверняка не маленькая, если судить по ситуации в наших сёлах.

Барабанщикова и Свиридова сдаваться не собираются, но и бороться в одиночку с нашей коррумпированной чиновничьей системой не в силах. Недавно вступили в КПРФ. Вместе с Валитовым побывали на приёме у заместителя министра областного минсельхоза. Он обещал помочь и с оформлением земли, и с решением других проблем. Посмотрим, что будет дальше, но уже сейчас понятно, что обком партии сделает всё для спасения ферм.

Просмотров: 1128
Назад