Главная  >  Архив  >  №139 (30345) 15—16 декабря 2015 года  >  Огромная «липа»

Огромная «липа»

№139 (30345) 15—16 декабря 2015 года
1 полоса
Автор: Татьяна ОФИЦЕРОВА.

Ровно четыре года продолжается политическая травля депутата Госдумы, члена фракции КПРФ Владимира БЕССОНОВА.

В канун выборов в российский парламент, 2 декабря 2011 года, в Ростове-на-Дону состоялась встреча депутатов разных уровней с избирателями, которая и послужила закваской для сфабрикованного на коммуниста впоследствии уголовного дела.

— Владимир Иванович, несмотря на то, что «Правда» неоднократно писала об обстоятельствах вашего дела, давайте всё-таки освежим в памяти события тех дней. Что же послужило основанием для уголовного преследования?

— В 2011 году накануне выборов в Госдуму страсти бушевали серьёзные. «Единая Россия» старалась всячески воспрепятствовать агитации КПРФ, в том числе и с помощью силовиков. Заявленный ростовскими отделениями КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР на площади Советов, возле областной администрации, митинг в нарушение всех законов городские власти пытались запретить. Это у них не получилось, в материалах дела отсутствует документ об отказе в проведении митинга. Никто на себя не взял ответственность за его запрет, потому что это уголовно наказуемо, но митинг не дали провести физически под предлогом того, что на этом же месте якобы был заявлен пикет «Молодой гвардии «Единой России», который должен был проходить с 14 ноября по 30 декабря 2011 года. Фактически он не проводился ни одного дня, кроме 2 декабря, как раз тогда, когда на площади собрались наши сторонники. По существу, против нас была проведена спецоперация: нагнали омоновцев, человек 200 или 300, загородили железным забором площадь Советов, поставили там верблюда и двух молодогвардейцев с флагами и ещё разместили торговцев ёлками. Ёлки около областной администрации никогда не продавали и уж тем более почти за месяц до Нового года.

Когда стало ясно, что митинг находится под угрозой срыва, мы изменили форму мероприятия, уведомив городские власти о проведении встречи депутатов Госдумы и Законодательного собрания Ростовской области с избирателями. Уткнувшись в омоновское оцепление площади Советов, участники встречи решили переместиться к зданию полпредства в Южном федеральном округе.

— Что же там произошло?

— Полицейскими во всё время проведения встречи депутатов с избирателями умышленно нагнеталась обстановка. И в последний момент, когда встреча уже заканчивалась, заместитель начальника ГУВД Ростовской области А.Б. Грачёв пошёл на провокацию: он начал штурм места проведения встречи, вывел из строя оборудование и вырвал микрофон у депутата Государственной думы. Представьте себе, если бы начальник полиции Ростовской области вырвал микрофон, допустим, у министра МВД В.А. Колокольцева! А ведь депутат Госдумы по своему статусу приравнивается к рангу министра.

В этот же день депутат Госдумы Н.В. Коломейцев направил три телеграммы: председателю Следственного комитета, генпрокурору и министру внутренних дел, где сообщал о противоправных действиях сотрудников полиции Ростова. Ими были нарушены многие законы: «О полиции»; о статусе депутата Государственной думы; о собраниях и митингах и другие. В тот же день было выложено видео в YouTube. Причём ни одна видеолента, запечатлевшая массовую драку на площади перед зданием полпредства в ЮФО, не зафиксировала, что я в ней участвовал и наносил удары полицейским. Сам Грачёв, давая после этих событий интервью редактору газеты «Уполномочен заявить», ничего не сказал о том, что его кто-то побил.

Реакция полицейских наступила только 5 декабря, на следующий день после выборов. Появился сначала один «потерпевший» — заместитель начальника ГУВД Ростовской области А.Б. Грачёв, а затем, 9 декабря, и второй — начальник отдела ГУВД О.А. Мишенин. Они прошли медицинское освидетельствование спустя несколько дней после столкновения ростовчан с полицией. Причём и освидетельствование, и судебно-медицинская экспертиза опирались на субъективные показания так называемых потерпевших, сообщивших, что их тошнит и прочее-прочее, из чего был сделан вывод о нанесении им черепно-мозговых травм. Никаких объективных исследований не было проведено: ни МРТ, ни рентгена головного мозга, ни УЗИ головного мозга. Так началась фабрикация против меня уголовного дела, которое до июня валялось неизвестно где, и только после того, как 6 мая 2012 года поднялась Болотная, видимо, была дана команда, и все подобные дела активизировались.

— Как же развивалось производство по заведённому на вас уголовному делу?

— Его с самого начала сопровождали и сопровождают ложь и постоянные процессуальные нарушения. Начнём с того, что «потерпевшие» заявили: основанием для их решительных действий во время митинга послужили заявления четырёх граждан с просьбой о защите. Однако материалами следствия установлено, что этих людей вообще в природе нет. Таким образом, защищая интересы несуществующих граждан, полицейские грубо нарушили целый ряд законов.

Все свидетели по делу являются сотрудниками полиции, но только двое из тридцати омоновцев, которые пришли с Грачёвым, заявили, и то после просмотра видео, что «видели, как Бессонов бьёт». Этак любой может стать свидетелем. Впрочем, уехав в Чечню, они уже это не утверждали. Да ведь если бы омоновцы действительно стали очевидцами нанесения мною черепно-мозговых травм лицу, которого они по долгу службы должны охранять, то имели бы полное право и даже обязаны немедленно меня задержать.

Что касается хронологии событий, то в июне 2012-го Следственный комитет обратился в Госдуму с просьбой дать согласие на возбуждение против меня уголовного дела, но получил отказ. А в июле уже обратилась Генеральная прокуратура, и Госдума дала согласие на частичное лишение меня депутатской неприкосновенности. Потом дело несколько раз перебрасывалось от следователя прокурору и назад. Первым следователем оно было прекращено за отсутствием состава преступления. Потом его снова возобновили. Летом 2012 года председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин фактически заявил о моей виновности. Это дало сигнал исполнителям проводить обвинительную линию расследования. А 28 января этого года Госдума дала согласие Генпрокуратуре на передачу дела в суд. Решение тогда прошло с перевесом в пять голосов. Недавно я обратился к председателю Госдумы С.Е. Нарышкину с просьбой повторно вернуться к рассмотрению этого вопроса, так как выступавший тогда на заседании Думы первый заместитель генпрокурора Александр Буксман умышленно ввёл депутатов в заблуждение, заявив, что «потерпевший» А.Б. Грачёв был уволен с поста заместителя начальника областного ГУВД в связи с достижением пенсионного возраста. Но, как выяснилось, отставка 43-летнего полковника вызвана совсем другими причинами, а именно: упущениями в организации деятельности управления, среди которых были и фальсификации по уголовным делам. Я думаю, это существенное обстоятельство, которое могло изменить исход голосования.

— Недавно Кировский райсуд Ростова-на-Дону изменил меру пресечения на арест и объявил вас в федеральный розыск. Вообще это абсурд. Вы постоянно присутствуете на заседаниях Государственной думы и не просто участвуете в депутатской работе, а находитесь в лидерах депутатской активности. По-моему найти вас не составляет труда — вы всегда на виду.

— Безусловно, это издевательство над здравым смыслом. Скажу больше. «Молодая гвардия «Единой России», которая была использована для срыва митинга, недавно провела в Ростове-на-Дону пикет с требованием, чтобы я «вернулся на Родину из-за границы». Видимо, они совершенно не понимают, в каком грязном политическом деле участвуют.

— Решение о вашем аресте было принято в связи с тем, что вы не являетесь на заседания суда...

— Мне ни разу не вручили повестку под подписку, как того требует закон. А повестка в суд, который состоялся 28 октября и принял решение о моём аресте, получена в Ростовском обкоме КПРФ только в конце ноября. Это документально установлено.

— Владимир Иванович, четыре года вашей депутатской деятельности прошли под знаком уголовного дела. Понятно, что это выматывает, отвлекает от работы. Не случайно постановлением Конституционного суда от 20 февраля 1996 года депутатская неприкосновенность признана важнейшей правовой гарантией деятельности парламентария, гарантией более высокого уровня по сравнению с неприкосновенностью личности, поскольку она не является личной привилегией, а призвана служить публичным интересам, способствуя независимости как самого депутата, так и парламента в целом. Ваш случай показывает, как исполнительная власть с помощью силовых структур старается не только сломить оппозицию, но и подмять под себя Госдуму.

— Так оно и есть. В самом начале своей деятельности в Госдуме, в марте 2012 года, я предлагал отправить в отставку Сердюкова. Потом по моему настоянию «на правительственный час» был приглашён тогдашний министр внутренних дел Нургалиев. Он подвергся такой критике со стороны депутатов, что его не решились ввести в состав правительства. Конечно, при таких обстоятельствах я оказался очень не удобен правящей партии.

Попытка парализовать мою деятельность предпринимается широкомасштабная. Когда у меня был гипертонический криз, я лёг на лечение в ростовскую Центральную городскую больницу, во 2-е терапевтическое отделение. Сегодня всё отделение разогнано, вплоть до заведующего, который является депутатом Ростовской городской думы, причём членом фракции «Единой России».

Мой случай свидетельствует ещё и о крахе правоохранительной и судебной системы в нашей стране. Если депутату, который находится под защитой Конституции РФ, федеральных законов, фракции, партии, защищаться очень нелегко, то что говорить об адвокатах. Это абсолютно беззащитные люди. Мне пришлось отказаться от услуг нескольких адвокатов, которые не смогли меня защищать в условиях колоссального давления. Один адвокат отказался от своего статуса в знак протеста против правового произвола, свидетелем которого он стал, занимаясь моим делом. А рядовые граждане защищены ведь ещё меньше.

— Владимир Иванович, борьба, которая по большому счёту является уделом и депутата, и коммуниста, а вы находитесь на самом её острие, продолжается. Мужества вам, силы, стойкости и здоровья.

— Спасибо. Я хочу выразить благодарность Коммунистической партии, фракции КПРФ в Госдуме, лично Геннадию Андреевичу Зюганову за активную защиту и за неравнодушное отношение, газете «Правда», которая своими объективными публикациями постоянно поддерживала меня, и всем моим сторонникам: их сочувствие и поддержка дорогого стоят.

Просмотров: 1065
Назад