Главная  >  Архив  >  №138 (30344) 11—14 декабря 2015 года  >  Дорога, ведущая к краху

Дорога, ведущая к краху

№138 (30344) 11—14 декабря 2015 года
1 полоса
Автор: Владимир ВОЛКОВ. Кандидат химических наук.

На днях на базе Финансового университета при правительстве Российской Федерации состоялся Международный экономический форум «В поисках утраченного роста» с участием представителей правительства, Государственной думы, банковского и промышленного сектора, ведущих российских и зарубежных учёных. Участники дискуссии отметили негативные тенденции в российской экономике: снижение объёмов ВВП, продолжающуюся сильную импортозависимость российской экономики, возвращение из небытия массовых неплатежей контрагентов, невыполнение планов по целевому финансированию производства.

ПРИ РЕЗКО СНИЗИВШЕМСЯ внешнеторговом обороте (на 69,8% по экспорту и 64,9% по импорту) зависимость экономики от ввоза промышленной продукции из-за рубежа осталась сверхкритической (60—90%) во всех отраслях: тяжёлой и лёгкой промышленности, фармацевтической, медицинской, электронной. В станкостроении импортозависимость превышает 90%. Снижающиеся физические объёмы импорта отечественной продукцией не замещаются. И неудивительно: можно ли создать аналоги современных товаров иностранного производства на оборудовании, более 80% которого имеет возраст от 16 до 35 лет? Того эффекта роста, который наблюдался при правительстве Примакова — Маслюкова после девальвации рубля в 1998 году, после нынешнего кризиса уже не будет. Из запланированных 40 млрд. рублей Фонду развития промышленности выделено только 19 млрд., из которых реально было перечислено предприятиям на начало ноября около 10 млрд. рублей.

Всего же, по данным, приведённым академиком С.Ю. Глазьевым, проектное финансирование модернизации производства составило в текущем году около 63 млрд. рублей. Но даже по эффективности этих крошечных инвестиций нынешняя Россия в полтора раза уступает СССР начала 1980-х годов. По словам директора Института проблем энергетики Б.И. Нигматулина, если тогда 1 рубль инвестиций в основной капитал давал прирост ВВП на 4 рубля, то сейчас — только на 2 рубля 70 копеек.

В сельском хозяйстве, по данным Счётной палаты РФ, в результате неэффективной работы государственного аппарата на начало ноября степень освоения бюджетных лимитов по субсидиям составила всего около 60%, а вся выгода от субсидирования производства сельхозтехники достаётся посредническим фирмам. Снижение объёмов инвестиций, которое составило в 2015 году 9,9%, приведёт к дальнейшему падению производства.

Выступление первого заместителя председателя Центрального банка РФ А.Ю. Симановского не даёт надежд на изменение кредитно-денежной политики в сторону существенного смягчения условий кредитования реального сектора экономики. Сейчас средняя ставка по кредиту, которая даже для крупных заёмщиков составляет свыше 17 процентов, превышает рентабельность практически любой производственной деятельности. Можно сколько угодно аргументировать это риском оттока капитала на валютный рынок, но почему-то в качестве средства противодействия всё время используется наихудшее для экономики — взвинчивание ключевой ставки.

А может быть, лучше обратиться к опыту Китая, где при самом мощном и длительном в мире экономическом росте вообще не стали создавать свою валютную биржу? Или деятельность биржи, полностью выведенной из-под контроля ЦБ, просто кому-то очень выгодна? Доля операций резидентов Российской Федерации на Московской бирже составляет всего 9%, а объём её оборотов с начала кризиса возрос вдвое. По сути, в самом сердце России биржа стала полем враждебной деятельности спекулянтов из натовских государств. По информации С.Ю. Глазьева, каждая крупная спекулятивная атака, предпринимавшаяся на валютном рынке в 2014—2015 годах, наносила России экономический ущерб в объёме до 5% годового ВВП. Ни одна страна мира не допускает такой открытости своей финансовой системы.

Выступление на форуме министра финансов России А.Г. Силуанова даёт основания для длительных безрадостных прогнозов и для всей социальной сферы: министр говорил о «необходимости» снижения доли ВВП, перераспределяемого через бюджет, увеличения доли корпоративной прибыли и снижения фондов оплаты труда, хотя и признаёт, что прибыль российских корпораций часто направляется на инвестирование в экономики чужих стран.

Решения российских министров и парламентского большинства в Думе удушают производство не только через финансы. Самые дешёвые отечественные лекарства, которыми мы пользуемся ещё с советских времён, вдруг ни с того ни с сего поднимаются в цене в 3—5, а то и в 10 раз. И это только начало процесса. Ведь теперь отечественная фармацевтическая промышленность будет обязана существовать по введённому приказом минпромторга американскому стандарту GMP, который изначально создан таким образом, чтобы соблюдение его требований было по средствам только гигантам мировой фарминдустрии.

Массу проблем для предприятий создаёт непродуманная, часто меняющаяся и крайне противоречивая система подзаконных актов, делающая чрезвычайно сложным прохождение административных процедур и позволяющая оказывать коррупционное давление на хозяйствующие субъекты. Не случайно директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН В.В. Ивантер заявил на форуме, что сейчас лучшей поддержкой реального сектора экономики был бы полный запрет на проведение реформ.

Модернизации экономики препятствует и острый дефицит квалифицированных кадров, который отмечают 80% российских компаний. Казалось бы, это сигнал к тому, чтобы серьёзно обратить внимание на состояние некогда одной из лучших образовательных систем мира. Однако динамика финансирования образования, которое будет в 2016 году сокращено почти на 14 процентов, свидетельствует о движении в направлении, прямо противоположном созданию экономики знаний. Низкий уровень заработной платы подорвал кадровый потенциал подавляющей части российских вузов.

Трудно ожидать больших результатов и от научных организаций, где средняя зарплата научного сотрудника РАН составляет около 15 тысяч рублей, а дополнительное финансирование распределяется по крайне коррумпированной, не ориентированной на получение значимых для страны результатов грантовой системе. Единственным видимым результатом деятельности Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, освоившего за 2013—2015 годы 18 миллиардов рублей, стало появление большого количества таких предприятий, существующих только на бумаге.

Справедливости ради надо отметить, что в выступлении первого зампреда Комитета Госдумы по промышленности В.В. Гутенёва были названы отдельные успешные проекты импортозамещения в области авиации и автомобилестроения. Но даже они экономически проявят себя не ранее чем через 3—5 лет: именно столько времени обычно требуется для превращения опытного образца в промышленную серию. Между тем ресурсов Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, используемых для покрытия дефицита бюджета, хватит всего на 1—2 года.

В новейшей истории у нашей страны уже была ситуация исторического вызова, связанного с отставанием от ведущих индустриальных держав на целый технологический уклад. Тогда задача была успешно решена под руководством И.В. Сталина в ходе индустриализации: «…либо мы пробежим этот путь за 10 лет, либо нас сомнут»… Видно, не случайно один из идеологов гайдаровских реформ — А.Н. Шохин в качестве эпиграфа к своему докладу сослался на крылатую фразу Сталина о том, что «потеря темпа означает потерю курса». Рыночный либерализм привёл к тому, что над страной нависла реальная, серьёзная опасность.

Просмотров: 1053
Назад