Главная  >  Архив  >  №135 (30341) 4—7 декабря 2015 года  >  Прейскурант на услуги или бесценная помощь?

Прейскурант на услуги или бесценная помощь?

№135 (30341) 4—7 декабря 2015 года
1 полоса
Автор: Александр ДЬЯЧЕНКО.

Нежелание властей предержащих сформулировать и реализовать адекватную политику в сфере здравоохранения камуфлируется официозными мероприятиями типа форума Общероссийского народного фронта «За качественную и доступную медицину!». По-настоящему серьёзный и профессиональный разговор о проблемах отрасли состоялся на X Пироговском съезде врачей, который прошёл в Москве 28 ноября.

Пирогов Скворцовой не указ

Казалось бы, нынешние «устроители» здравоохранения должны максимально уважительно и серьёзно относиться к Пироговским съездам или хотя бы как минимум участвовать в них. Чего проще: пришлите министра на форум медиков-профессионалов, выслушайте их мнения и рекомендации — и действуйте! Но столь очевидное решение неприемлемо для нынешних властей. Абсолютно демонстративное неуважение к медицинскому сообществу — вот стиль, который характеризует руководство минздрава России. Вместо заявленного выступления министра В.И. Скворцовой «Состояние и перспективы развития здравоохранения в России» делегатам съезда было зачитано её же дежурное, составленное пресс-службой министерства приветствие.

После столь символичного жеста высшего чиновника здравоохранения (кстати, упомянутый форум ОНФ, который своим присутствием почтил В. Путин, Скворцова проигнорировать не посмела) у внимательного наблюдателя возник вопрос: чьи же интересы минздрав и его руководство отстаивают на самом деле, если не интересы врачей и пациентов?

Завесу над этой тайной приоткрыл в своём выступлении заведующий центром здоровья московской городской поликлиники № 69 Сергей Христенко: «Вы думаете, что те пять крупнейших в стране страховых компаний, которые получают гигантскую прибыль от того, что через их счета проходят триллионы бюджетных рублей, откажутся от такого бизнеса? Никогда! Они никому не позволят что-либо изменить в нынешней системе здравоохранения». И когда ваш корреспондент уточнил должность выступившего, Сергей Никанорович на полном серьёзе отказывался верить в то, что его столь нелицеприятное мнение может быть опубликовано в газете… Впрочем, в одном он оказался прав: ни один телевизионный канал, ни одна газета, кроме «Правды», не сообщили ничего о Пироговском съезде и развернувшейся в его ходе острой дискуссии.

Оптимизация по Чичикову

А дискуссия на съезде, где присутствовали 273 делегата со всех концов страны, была действительно содержательной. К примеру, мнения выступавших разделились по поводу того, нужны ли экстренные меры, чтобы резко увеличить финансирование здравоохранения. Весьма распространённый в экспертном сообществе взгляд, согласно которому есть прямая зависимость между долей затрат на здравоохранение в ВВП и уровнем здоровья населения, представила доктор медицинских наук Гузель Улумбекова. Рост смертности, который наблюдается в последнее время, — прямое следствие сокращения затрат государства на здравоохранение, полагает она.

Однако, по мнению некоторых экспертов, дело не только в деньгах, но и в том, как их расходуют. Ныне же в здравоохранении происходит настоящий хаос: чехарда министров, чехарда разрекламированных многомиллиардных кампаний и программ, которые в течение десятилетия сменяют друг друга, а ситуация становится всё хуже. Каждая из имеющих отношение к здравоохранению сторон (чиновники, бизнесмены, врачи) — тянут в свою сторону, общей продуманной и рациональной стратегии действий нет. При этом во главу угла ставятся не интересы граждан и пациентов, а соображения рыночной целесообразности, получения прибыли любой ценой.

Степень хаоса в здравоохранении подчас не поддаётся объяснению без привлечения бессмертных образов Н.В. Гоголя. К примеру, заведующий кафедрой Первого Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова профессор Павел Воробьёв проехал на автомобиле, как он говорит, «от Сахалина до Колымы и Ямала», заезжая в самые отдалённые от столиц деревни и хутора, чтобы собственными глазами увидеть, в каком состоянии находится сегодня медицина в России. Своими впечатлениями о несоответствии официальной статистики реалиям жизни он поделился с участниками съезда. Так, он утверждает, что в отдалённых населённых пунктах до 30% зарегистрированных там жителей (а кое-где и побольше) — это «мёртвые души». Они, хотя и умерли, формально числятся живыми, так как это всем выгодно: на них начисляют пенсии, социальные пособия, происходит финансирование муниципалитетов и здравоохранения. А кроме всего прочего, «мёртвые души» участвуют в голосовании в качестве электората. Происходит это из-за нюансов законодательства: фиксация смерти по закону возможна только врачом. И если до ближайшего ФАПа или райцентра 200 километров, никто умершего к врачу не везёт, его хоронят без регистрации смерти. Так что доверять статистике, публикуемой Росстатом, в полной мере нельзя. Тем более что методику расчётов показателей там регулярно меняют в угоду текущей конъюнктуре.

Степень коррумпированности сферы медицинских услуг год от года только растёт: с 2010 по 2015 год объём денег, которые пациенты платят врачам «в конверте», вырос с 94 млрд. рублей до 151 млрд. рублей. Размер теневого сегмента рынка медицинских услуг измерила исследовательская компания BusinesStat путём опроса 125 клиник, потребителей и экспертов, а также на основании официальных данных минздрава, Росстата, Центробанка и минэкономразвития. Не от хорошей жизни люди платят: не получая медицинские услуги по госстраховке, они вынуждены прибегать к таким не совсем легальным формам оплаты, которые дешевле официальных. Некассовые платежи больше распространены в государственных клиниках.

Медицина для всех и для избранных

Недоступная медицинская помощь не может быть качественной, подчеркнул доктор медицинских наук, профессор Юрий Комаров. В нашей стране, где имеется колоссальное различие в доходах и уровне жизни, медицинская помощь — это система социального выравнивания. И она не должна быть недоступной. Потому что перед лицом болезни или смерти все одинаково равны.

Необходимо избавиться от многочисленных «коммерческих болезней», которые поразили здравоохранение: от погони за прибылью, «откатов» при закупке дорогостоящего оборудования, приписок для улучшения статистической отчётности, бездумной оптимизации за счёт массовых увольнений медработников и закрытия лечебных учреждений. Но прежде всего нужно отказаться от системы финансирования учреждений здравоохранения при посредничестве страховых компаний. Коммерсантов надо срочно изгнать из медицины — к этому призывал почти каждый выступавший на съезде.

Настоящий корень зла — в неверно выбранной модели здравоохранения: ныне действующая система страховой медицины не просто не подходит для нашей страны, она противозаконна, так как противоречит основным положениям Конституции России, полагает президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский. В статье 41 Конституции РФ сказано: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счёт средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». Между тем президент Путин на форуме ОНФ по здравоохранению заявил: «Всё это должно быть в гармонии между теми, ради кого медицинские работники трудятся, и между людьми, которые получают эти — я знаю, медики так не любят говорить, но, тем не менее, — услуги». И это не просто игра в слова: медицинская помощь и медицинские услуги — принципиально разные вещи.

Если лечение не помощь, а услуга, то возникает вопрос: сколько она стоит? Может ли больной платить за лечение, как долго и сколько? А поскольку здоровье бесценно, то в определённых жизненных ситуациях с больного и его родственников можно взять бесконечно много. При этом потребитель платит за результат, а исполнитель получает за процесс… Этично ли вообще в таких ситуациях говорить о коммерческой стоимости лечения? На самом деле это бизнес на страхе пациента перед болезнью и смертью и на его неведении, на его полной зависимости от врача.

Ведь никому не приходит в голову поставить на коммерческую основу охрану порядка, охрану границ, армию, полицию, судебную систему. Охрана здоровья — такая же государственная функция, как и все перечисленные, и она должна осуществляться за государственный счёт. В Советском Союзе это хорошо понимали. Здравоохранение функционировало как административная структура, подчинялось приказам, имело чёткую субординацию, финансировалось государством. Какой здесь может быть рынок, какая конкуренция?

После превращения помощи в коммерческую услугу система здравоохранения стала лихорадочно зарабатывать деньги, не гнушаясь средствами. Частная медицина паразитирует на государственной, перехватывая у последней самые лучшие кадры и оборудование. Дух коллективизма, социальной взаимопомощи, который поднял страну в советские времена, исчез. Развивая коммерцию в здравоохранении, мы возвращаемся в социальном развитии во времена примитивного средневековья, — сказал Александр Саверский.

На практике это происходит так. Пациенту говорят: «Бесплатную помощь ты, конечно, можешь получить. Но это будет через месяц. Хотя можно и сегодня — за деньги». Хочешь таблетку без побочных эффектов, хочешь качественный имплантат, щадящую операцию — плати! При такой системе приписки неизбежны, ведь вы платите за услуги, и чем их больше, тем больше в системе денег.

Ведущий научный сотрудник НИИ общественного здоровья и управления здравоохранением Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова кандидат медицинских наук Андрей Рагозин убедительно показал, что бюджетная модель успешно работает в таких странах, как Исландия, Канада, Норвегия, Аргентина, Финляндия, Новая Зеландия, Швеция, Ирландия, Испания, Великобритания, Италия. Почему же руководство нашей страны с упорством продолжает настаивать на развитии страховой и платной медицины? Ответ очень прост: лично их и их семей состояние здравоохранения страны в целом никак не касается, так как их обслуживают специальные поликлиники и специальные больницы. Это — особая сословная медицина, которой нет ни в одной развитой стране мира. Широко разветвлённая система ведомственной и корпоративной медицины (оплачиваемой, кстати, по бюджетному принципу) причудливо примиряет и либералов-рыночников, и государственников-патриотов. Общий размер как прямых, так и косвенных государственных затрат на сословную медицину никому не известен. Они зачастую рассыпаны и замаскированы в бюджетах всех уровней и госкорпораций под ничего не говорящими общими статьями.

Начальство уверено, что всё прекрасно. Большинство же граждан, ежедневно сталкивающихся с реалиями нашей медицины, взывают о помощи. И пока здравоохранение в России не станет общенациональным и в его развитии не будут заинтересованы все группы населения, пока ведомственные больницы (кроме военных) не станут общедоступными, разговоры об эффективности российской медицины останутся пустой пропагандой, полагает Андрей Рагозин.

…Конечно же, они правы, тысячу раз правы — эти умудрённые опытом доктора, которые каждый день на практике сталкиваются с болезнями, страданиями, смертью. За плечами каждого из них — сотни и сотни вылеченных, спасённых, вернувшихся к жизни наших сограждан. А те, кто им мешает выполнять столь необходимую и благородную миссию, — не правы. И эта несправедливость должна быть устранена.

Просмотров: 932
Назад