Главная  >  Архив  >  №134 (30340) 3 декабря 2015 года  >  Конституции на всех не хватает

Конституции на всех не хватает

№134 (30340) 3 декабря 2015 года
1 полоса
Автор: Александр ДЬЯЧЕНКО. Обозреватель «Правды».

Минфин подставил плечо минздраву в деле борьбы с бесплатной медициной: в центре очередного информационного скандала оказалась сотрудница «научного» подразделения минфина Любовь Мельникова. На днях она предложила ограничить количество бесплатных вызовов «скорой помощи» до четырёх в год, посещений терапевта в поликлинике — до восьми раз в год. А всё, что сверх положенного, — только за деньги. Так, платной она предлагает сделать работу поликлиник в нерабочие часы и по субботам, лечение у высококвалифицированного специалиста. Бесплатное посещение врачом пациентов на дому тоже необходимо упразднить, оставив его лишь для маленьких детей и маломобильных инвалидов.

СТОЛЬ радикальные предложения прозвучали из уст чиновницы в ходе II Международной научно-практической конференции «Оценка технологий здравоохранения: пути развития в России», где она выступила с докладом «Конкретизация Программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи». Главный тезис Мельниковой: «Конституция гарантирует бесплатное оказание медицинской помощи всем, но средств на всех не хватает».

Звучит, согласитесь, весьма странно: может, дамам и господам из минфина Конституция не нравится, тогда что они делают в правительстве? И как понимать фразу «на ВСЕХ не хватает»? Выходит, что на кого-то всё-таки бюджетных средств хватает, а на остальных — нет. Для высокопоставленных чиновников и членов их семей бюджетных денег на бесплатное медобслуживание уж точно хватает, так как оно осуществляется в особом порядке: каждому из 4 тысяч таких пациентов, к примеру, положена отдельная одноместная палата со всеми удобствами. Развивая свою мысль дальше, чиновница пришла к выводу, что «можно вполне официально сделать платёж условием получения медицинской помощи». Бесплатную же медицинскую помощь и лекарственное обеспечение она предложила предоставлять только при определённых заболеваниях и состояниях, определённым возрастным и социальным группам населения. Либо бесплатную медицинскую помощь следует оказывать лишь временно и в ограниченном объёме, а свыше нормативов — только за деньги.

В частности, Мельникова, ведущий научный сотрудник НИФИ (Научно-исследовательского финансового института министерства финансов РФ), предложила отказаться от практики бесплатного вызова врача для большинства групп населения. Платной предложено сделать и «скорую помощь», кроме вызовов к малолетним детям и инвалидам.

Что касается «скорой», то тут чиновница продемонстрировала чудеса весьма изобретательного коммерческого мышления: «Первое, что можно предложить, — это введение оплаты за повторный вызов по тем же причинам. Если первоначально пациент отказался от предлагаемой госпитализации, — заявила она, — если через час идёт повторный вызов «скорой», то это прямое указание на то, что здесь возможен платёж». Тут стоило бы добавить: а если по приезде «скорой» выясняется, что больной в коме или при смерти, то не грех с родственников и три шкуры содрать. В такой момент они с радостью раскошелятся: чего не сделаешь ради спасения родного человека!

ДО СТОЛЬ «креативных» идей Мельникова пока не дошла, однако предложила другой вариант гешефта на «скорой»: к примеру, пациент в разговоре с диспетчером ошибся в тяжести своего состояния, вызывая врачей «скорой помощи». Если приехавшая бригада установит несоответствие тяжести симптомов, то пациента надо заставить платить за приезд «скорой». Да и в целом бесплатных вызовов «скорой» должно быть не больше четырёх в год на человека.

По подсчётам Мельниковой, отказ от практики бесплатного вызова врача для некоторых групп населения позволит сэкономить от 2 до 7,9 млрд. рублей в год. Это составляет 0,62% стоимости базовой программы госгарантий. Сколько людей будет ежегодно погибать вследствие внедрения столь «прогрессивных» идей в жизнь, автор идеи не сообщила.

Ограничение количества бесплатных посещений терапевтов в поликлиниках позволит сэкономить 49,72 млрд. рублей в год, что составляет 3,86% стоимости базовой программы госгарантий, радостно сообщила Мельникова. Как обойтись без «излишнего» посещения врача при острой боли — это коммерсантшу-чиновницу не беспокоит. Главное, цифры, а они — 0,62% и 3,86%, — согласитесь, выглядят не очень убедительно. А может, взять все больницы и поликлиники да и закрыть скопом: вот тогда-то и получится настоящая экономия, а не какие-то там жалкие проценты!

Впрочем, на столь «революционные» решения чиновницу минфина её кремлёвские кураторы пока не сориентировали. Поэтому она предложила провести лишь реформы. Так, Мельникова считает необходимым «конкретизировать медуслуги, связанные с госпитализацией». По мнению чиновницы, вполне достаточно оставить пациенту право бесплатной плановой госпитализации лишь два раза в год, а всё, что сверх, — за деньги! То же касается и времени ожидания плановой госпитализации: хочешь сокращения сроков — плати! «Сокращение госпитализации пациентов в стационар в плановом порядке с частичным переводом госпитализации в дневной стационар также может принести какую-то экономию, и она оценивается по тем цифрам, которые доступны в открытых публикациях, примерно в размере 32,66 млрд. рублей в год, или 2,59% базовой программы», — сообщила докладчица.

Непаханое поле для оптимизации — сокращение числа коек. Уменьшение количества койко-мест с 9,42 койки на 1000 человек населения до 4,96 койки, сообщила Мельникова, позволит добиться снижения расходов на плановую стационарную помощь в РФ на 220,46 млрд. рублей, или 17,1% базовой программы госгарантий. Правда, вот незадача: директор ЦНИИ организации информатизации здравоохранения минздрава РФ Владимир Стародубов, выступавший на той же конференции, заявил, что обеспеченность коечным фондом за последние несколько лет снизилась до недопустимо низкого значения. При среднем уровне госпитализации 20,8 на 100 человек и средней продолжительности пребывания больного в стационаре — 11,9 дня средняя койка сегодня занята 321,1 дня в году, что чрезмерно много. Сократив количество коек в два раза, как предлагает Мельникова, половину больных врачам, вероятно, придётся брать на лечение к себе домой.

Все 11 мер «оптимизации», которые предложила Мельникова, позволят высвободить (то бишь вытащить из карманов пациентов) 350 млрд. рублей в год, или свыше 27% от общих затрат на программу обязательного медицинского страхования. Впечатляет!

ВПЕЧАТЛЯЮТ и регалии Любови Сергеевны Мельниковой: она и доктор медицинских наук, и доцент, и в прошлом — начальник управления минздрава России, и зам. руководителя аппарата Комитета Госдумы по охране здоровья. В общем, пыль в глаза пустить умеет, наукообразию измышлений её учить не надо. Но вот что удивительно: при столь впечатляющем послужном списке фактами и цифрами не владеет. Коечный фонд России, по данным ЦНИИ организации информатизации здравоохранения минздрава РФ, на конец 2014 года составлял 1104622 койки, то есть 7,55 койки на 1000 человек населения, а не 9,42, как заявила чиновница.

«Плавает» она и в «показаниях» по поводу якобы чрезмерного финансирования государством здравоохранения в России. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), доля личных расходов граждан в общем объёме финансирования здравоохранения в России выросла с 38% в 2005 году до 51,9% в 2013-м. Таким образом, наши граждане уже де-факто финансируют здравоохранение в большей степени, чем государство, доля которого сократилась соответственно с 62% до 48,1%. Данных за 2014 и 2015 годы пока нет, но можно не сомневаться, что доля финансирования государством здравоохранения за последние два года стала ещё меньше.

Интересно, знает ли госпожа Мельникова о том, что в 2013 году, по данным ВОЗ, доля личных расходов в общем объёме финансирования здравоохранения составила для граждан Монако — 11,8% от общих затрат на отрасль, Нидерландов — 12,9%, Норвегии — 14,5%, Дании — 14,6%, Великобритании — 16,5%, Чехии — 16,7%, Новой Зеландии — 17%, Японии — 17,9%, Швеции — 18,5%, Таиланда — 19,9%, Хорватии — 20%, Румынии — 20,3%, Италии — 22%, Эстонии — 22,1% Франции — 22,5%, Турции — 22,6%, Германии — 23,2%, Австрии — 24,3%, Финляндии — 24,7%, Испании — 29,6%, Уругвая — 29,8%, Канады — 30,2%, Польши — 30,4%, Греции — 30,5%, Аргентины — 32,3%, Литвы — 33,4%, Туркменистана — 34,5%, Белоруссии — 34,6%, Венгрии — 36,4%, Латвии — 38,1%, Сербии — 39,5%, Китая — 44,2%, США — 52,9%.

Лидерами в этом антирейтинге стран с наивысшей долей личных расходов на здравоохранение являются такие страны, как Гаити (92,6%), Сьерра-Леоне (85,7%), Гвинея-Бисау (79,7%). Не их ли госпожа Мельникова берёт в качестве ориентира?

Может, это миллионеры-нувориши чудят, тратят свои прибыли на здоровье? Вовсе нет: доля дорогостоящих добровольных частных пакетов медицинского страхования составляет лишь 3,9% от всех частных затрат.

ВПРОЧЕМ, процент проценту рознь: важно взглянуть на то, сколько реально тратится на медицину, вне зависимости от курсов валют и инфляции. По данным ВОЗ, в расчёте на душу населения общие расходы на здравоохранение с учётом паритетной покупательной способности валют в России в 2013 году составили 1587 долларов, из которых 762 (48,1%) потратило государство, остальное — сами граждане. В Румынии государство потратило на здравоохранение 788 долларов на душу, в Чили — 795, в Тринидаде и Тобаго — 799, в Латвии — 811, в Турции — 815, в Литве — 1051, в Южной Корее — 1280, на Кубе — 1700, в Словении — 1859, в Финляндии — 2713, в Великобритании — 2766, в Японии — 3071, во Франции — 3360, в Швеции — 3458, в Германии — 3696, в США — 4307, в Норвегии — 5391, в Люксембурге — 5454.

По данному показателю Россия занимает 60-е место из 192. Но скажите, разве не позор, что на Кубе, находящейся в жесточайшей экономической блокаде, государство тратит на здоровье граждан в 2,2 раза больше, чем в России, в Финляндии — в 3,4 раза больше, в Швеции — в 4,4 раза больше, в Люксембурге — почти в семь раз больше! Причём в этих странах нет газа и нефти, как в России. А в Норвегии, где запасы углеводородов есть, эта цифра в 6,8 раза больше! О какой же избыточной нагрузке на государство может идти речь в случае России?!

И с такой вот изначальной диспозицией по отношению к другим странам минфин устами госпожи Мельниковой предлагает нам «сделать платёж условием получения медицинской помощи»! Понятно, что у чиновников минфина, как и у других высокопоставленных чиновников и олигархов, своя отдельная бесплатная медицина. И не по данной ли причине «всем остальным» этой самой конституционно гарантированной бесплатной медицины «не хватает»?

Просмотров: 1051
Назад