Главная  >  Архив  >  №116 (30467) 18—19 октября 2016 года  >  Советский характер Жанны Болотовой

Советский характер Жанны Болотовой

№116 (30467) 18—19 октября 2016 года
4 полоса
Автор: Виктор ВАСИЛЕНКО.

Народной артистке РСФСР Жанне Болотовой, отмечающей свой юбилей 19 октября, «сделал имя» уже её дебют в кино. Фильм «Дом, в котором я живу» навсегда вошёл в золотой фонд советского киноискусства, а роль Гали, московской школьницы, выпускницы 1941 года, готовившейся стать артисткой, но отдавшей жизнь за Родину в Великой Отечественной войне, в исполнении Болотовой получилась (не в обиду некоторым куда более титулованным актёрам этой картины), на мой взгляд, наиболее интересной по человеческому содержанию.

НЕ ЗНАЮ, чем руководствовались режиссёры Лев Кулиджанов и Яков Сегель, когда остановили свой выбор не на молодой актрисе или хотя бы студентке театрального училища или ВГИКа, а на школьнице, сверстнице героини. Возможно, она привлекла их внимание своими внешними данными — позже Болотову назовут одной из самых красивых актрис советского кино. Но так или иначе выбор оказался чрезвычайно удачным. Фильм «Дом, в котором я живу» сделал очевидным, что Жанна обладает даром, необходимым для искусства кино.

В конце 70-х — начале 80-х годов я во всех беседах с мастерами кино интересовался: какое качество они считают главным достоинством киноактёра? Задал этот вопрос и Жанне Андреевне в нашем разговоре во время приёма на «Мосфильме» в честь участников Московского кинофестиваля 1979 года. Ответ: «Чувствовать роль в себе». Ёмко передала суть своего отношения к профессии! В самом деле, без этого вряд ли что поможет: крупные планы неизбежно выдадут скрываемые огрехи.

И вот то, что юная исполнительница «чувствовала в себе» роль Гали, помогло раскрыть перед зрителями всё духовное богатство девушки. Актриса дала нам ощутить, что её героиня хочет стать артисткой не из жажды славы, красивой жизни или чего-то подобного, а из стремления к возвышенному; что она органически не приемлет царящего где бы то ни было мещанства; что её решение идти защищать родную страну — не импульс, вызванный романтическими представлениями, а поступок, продиктованный духовной сущностью Гали.

Можно привести немало примеров полного внутреннего соответствия актрисы Болотовой её героиням и художественному замыслу фильмов. Для меня самый яркий из них — фильм Николая Губенко «Подранки».

Считаю, это один из лучших фильмов нашего послевоенного кино, хотя он и не увенчан громкими наградами. «Подранки» отмечены богатством чувств и глубиной размышлений. И с помощью умелого использования выразительных средств киноискусства режиссёр даёт возможность людям в зале самим пережить эти чувства и соучаствовать в осмыслении подчас очень непростых проблем.

Основная линия произведения — духовное становление юного героя, «подранка» войны, воспитывающегося в детском доме. В одном из эпизодов он становится невольным свидетелем, как молодая учительница, полуобнажённая, загорает на крыше. И это рождает у него не какие-то специфические эмоции подростка в период начала полового созревания, а поэтическое ощущение прекрасного. Показано это так, что именно такое чувство испытывают и люди в зале. Замечу, что я смотрел «Подранков» на обычном сеансе в кинотеатре. И зрители восприняли эпизод точно в соответствии с тем, как задумал автор. Конечно, такое видение рождает прежде всего режиссура. Но ведь если бы актриса хоть чуть-чуть потеряла в себе верное ощущение этого эпизода, его поэтическая тональность была бы нарушена.

Большинство героинь, сыгранных Жанной Болотовой, отмечены, я бы сказал, чувством советскости. Я имею в виду не политические установки, а ценности, принципы, ориентиры существования, которые отличали советского человека не только по гражданству, но и по духу: приоритет духовных ценностей и общественных интересов, пренебрежение погоней за материальными благами, неприятие потребительского отношения к жизни, стремление быть полезным стране и людям.

В 50—60-е годы (как и в сталинское время) это были определяющие черты героя нашего кино. Именно благодаря им такие герои, как и актёры, их сыгравшие, воспринимались десятками миллионов людей как близкие друзья.

Но пришло время очень серьёзного испытания каждого человека на истинность — и тут выяснилось, что немалое число этих актёров на самом деле были не друзьями и не врагами, а так… обыкновенными подонками, у которых настолько атрофировалась совесть, что они не со стыдом, а чуть ли не с гордостью заявляют: в главном деле своей жизни постоянно лгали и из фильма в фильм играли советских по духу персонажей с фигой в кармане. А ведь в кино, как заметила в упоминавшемся нашем разговоре Жанна Андреевна, у актёра то преимущество перед театром, что он свободнее в выборе ролей, его не назначают, а приглашают на роль, и он всегда может отказаться.

Сама Жанна Болотова «проверку на истинность» выдержала очень достойно, подтвердив и словами, и поступками, что «советскость» её героинь она действительно «чувствовала в себе». Она осталась верной себе во всех отношениях — в политическом, в человеческом, в творческом.

Представьте, что значит для актёра кино, отдавшего своему делу три десятилетия, перестать сниматься!.. Один знакомый артист в былые времена высказал мне своё кредо: «Лучше не играть ничего, чем играть ничто». Что ж, тогда он мог позволить себе год-другой отказываться от неинтересных, на его взгляд, предложений, будучи уверенным, что обязательно будет и такое, что вызовет у него внутренний отклик. Но времена изменились, принципиально изменилось и качество кино. И, увы, если взять его роли, сыгранные в последнюю четверть века, то большинство из них не то чтобы плохие, а именно — «никакие».

А Жанна Болотова нашла в себе мужество уйти из такого кино, в котором предлагают играть либо «ничто», либо даже нечто похуже.

Обладает Жанна Андреевна и ещё одним человеческим даром — очень ценным для близких. Дин Рид как-то пожаловался мне, что ему не везёт на женщин: он был женат несколько раз, и каждый раз ему казалось, что нашёл большую любовь, но жена оказывалась лишь любовницей, но не становилась другом. А вот Николаю Николаевичу Губенко повезло. В Жанне Андреевне он нашёл не только друга, но и надёжного соратника, чья духовная поддержка особенно необходима человеку, который как руководитель театра отстаивает позиции подлинно художественной культуры в то время, когда курс власти фактически нацелен на её искоренение, а как государственный деятель защищает интересы России, которые, несмотря на патриотическую риторику, предаёт власть.

Просмотров: 300
Назад