Главная  >  Архив  >  №110 (30316) 6—7 октября 2015 года  >  Битва между телевизором и холодильником

Битва между телевизором и холодильником

№110 (30316) 6—7 октября 2015 года
1 полоса
Автор: (Inopressa.ru).

«БАЗОВЫЙ «БАРОМЕТР» экономической активности в этом опрятном городке к югу от Москвы — это pirozhok: маленький пирог с капустой и мясом, основной продукт в русском рационе, — утверждает в репортаже из Раменского корреспондент американской газеты «Нью-Йорк таймс» Сабрина Тавернайз. — В хорошие времена торговля в небольшом магазине «У Арины» рядом с железнодорожной станцией идёт бойко: голодные пассажиры по дороге с работы или на работу расхватывают пирожки. Но сейчас продажи сократились почти вдвое — таково мрачное отражение спада в российской экономике».

«Снижение в торговле владелица пирожковой Ирина Сафронова впервые заметила прошлой осенью, — говорится в статье. — Число пассажиров пошло на убыль, а те, кто остался, теперь тратят деньги не так легко, как прежде. Маршрутки, раньше забитые до отказа, опустели. Кассирам в соседнем супермаркете «Копейка» урезали зарплату. А потом, в марте, «Пепсико» объявила, что расположенный в городе завод закрывается. При этом представители компании сослались на плохую ситуацию в экономике».

Как отмечает автор, «россияне переживают первое устойчивое понижение уровня жизни за 15 лет пребывания у власти президента Владимира Путина». «В связи с падением цен на нефть (а это жизненный сок российской экономики) курс доллара к рублю вырос почти вдвое. В результате взлетели цены на импортные товары: чай, растворимый кофе, детская одежда и школьные ранцы внезапно вздорожали так, что этого нельзя было не заметить, — продолжает издание. — Согласно правительственной статистике, за год россияне стали на треть больше платить за подсолнечное масло, на 20% больше — за йогурт и на 75% — за морковь».

«По данным ЦБ РФ, опубликованным в июле, во втором квартале инфляция снизила покупательную способность российской зарплаты более чем на 8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А резкое — на 4,6% — сокращение экономики во втором квартале (по сравнению с 2014-м), как и первое с 2009-го официальное вступление в фазу рецессии, — сигнал, что худшее вовсе не позади», — считает Тавернайз.

«Просто ужас», — рассказывает 47-летняя Елена Щербакова, продавщица в обувном магазине, чей доход, не в последнюю очередь складывающийся из комиссионных, с прошлого года уменьшился почти на треть. По её словам, она теперь покупает продукты в дискаунтерах, колбасу берёт самую дешёвую, а стаканчики с йогуртом тщательно пересчитывает, а не бросает блоками в тележку, как делала раньше».

Оппоненты Путина считают: в каждом российском доме «идёт битва между телевизором (источником правительственной пропаганды) и холодильником (наполнение которого уменьшается и в конечном итоге может вызвать недовольство)», — продолжает Тавернайз. «Весь этот шум вокруг Украины скрывает наши внутренние проблемы», —соглашается Мария Новичкова, менеджер компании, где с недавних пор введена четырёхдневная рабочая неделя.

«Что всё это значит для Путина и значит ли что-нибудь в принципе, непонятно, — пишет журналистка. — На фоне беспокойных 1990-х, когда зарплата у людей чуть ли не ополовинивалась, нынешние невзгоды меркнут. У русских колоссальная способность стоически переносить трудности, а повсеместно распространённые приусадебные участки делают их бюджеты более гибкими. Со времён прошлогоднего присоединения Крыма, встреченного русскими чрезвычайно одобрительно, рейтинги Путина остаются высокими».

Тем не менее, как сказал о российском правительстве Сергей Гуриев, профессор экономики в Институте политических исследований «Сайнсис По» (Париж), «выхода у них нет. Если цены на нефть не повысятся, они в настоящем тупике». По его словам, при нынешней конъюнктуре и без сокращения госрасходов резервный фонд растает примерно за год.

«Кризис в Раменском — это как автокатастрофа в замедленном воспроизведении: всё происходит постепенно, но разрушительно», — заключает Тавернайз.

Просмотров: 672
Назад