Главная  >  Архив  >  №107 (30313) 29—30 сентября 2015 года  >  Здоровьезамещение

Здоровьезамещение

№107 (30313) 29—30 сентября 2015 года
1 полоса
Автор: Мария ПАНОВА.

Над гражданами России проводится уникальный медицинский эксперимент

Идея импортозамещения сегодня подаётся властями как гениальное вдохновение, внезапно снизошедшее в их светлые головы. Между тем проблема эта созревала давно, становилась всё более актуальной по мере того, как страна впадала в полную зависимость от импортных продуктов и товаров.

СМЫСЛ БЫЛ В ТОМ, чтобы на пике «жирных годов» начать отстраивать свою промышленность, сельское хозяйство, науку и не быть столь зависимыми от зарубежных поставок. И вот, как у нас сегодня зачастую случается, здравая идея оказалась перевёрнута с ног на голову: не ударив палец о палец для возрождения своего собственного производства, наши власти гордо и наотрез отказались от всего заморского.

О катастрофичности данного решения в таких условиях можно судить по состоянию российского здравоохранения. Хотя большинство пациентов ещё не в полной мере прочувствовали его последствия на себе, но врачи уже бьют тревогу. Наша глухота к их мнению по этому поводу уже приводит к самым трагическим последствиям пока что для отдельных людей и семей, но, судя даже по официальной статистике, отмечающей резкий рост смертности, нас ожидает самая мрачная перспектива.

Напомню, что сейчас официально запрещён к ввозу 101 товар медицинского назначения. Список включает в себя самые разнообразные медицинские изделия — от хирургических игл, шприцев и бинтов до микрохирургических офтальмологических инструментов, устройств для переливания крови и рентгенодиагностических комплексов.

Теоретически, как всегда, замысел выглядит блестяще. На сайте минпромторга говорится, что ограничение госзакупок позволит повысить долю медицинских изделий российского производства с сегодняшних 18% до 40%. Особо заметим: к 2020 году. И это, почему-то думается, не самые реалистичные сроки. Остаётся только порадоваться за тех, кто сумеет дожить до 2020 года. А кто не дотянет, по-видимому, должен утешиться тем, что падёт жертвой амбиций бездарных чиновников, ничего не умеющих создать, зато пылающих страстью всё вокруг бездумно запрещать.

Между тем переход на отечественные шприцы, бинты и препараты в лечебно-профилактических учреждениях идёт полным ходом. Радости у медработников от этого мало. Так, на условиях анонимности онколог одного из самых элитных государственных медучреждений сообщает в соцсетях о том, что даже у них, где лечатся «непростые люди», уже полгода нет европейских химиопрепаратов, из импортного — только дженерики (заменители), но и они скорее всего закончатся к Новому году, после чего произойдёт уже полный переход на отечественные лекарства. Врач прямо называет это «экспериментом на живых людях».

К сожалению, с продукцией отечественной медицинской промышленности, которая была за последние два десятилетия основательно разрушена, медработники знакомы не понаслышке. Тупые шприцы, рвущиеся резиновые перчатки, расползающиеся бинты… Это ещё так, мелочь. Хотя, думается, для пациента не такая уж мелочь, какими нитками его будут зашивать после операции и какие расходные материалы применять: импортные или отечественные, при использовании которых риск нагноения в десять раз выше. Противопролежневые и перевязочные материалы отечественного производства вообще могут привести к быстрому фатальному исходу для пациента — после стерилизации они буквально разваливаются. А сложную технику часто заместить отечественной вообще невозможно, как, например, С-дуги (передвижные рентгеновские аппараты) или переносные аппараты ИВЛ (искусственной вентиляции лёгких). Заменить иностранное оборудование нечем и в сфере диагностики онкологических заболеваний.

Это совсем не свидетельствует о том, что мы в России в принципе не можем производить качественные товары, это результат того, что в течение многих лет уничтожалось отечественное производство и, несмотря на многочисленные предупреждения специалистов, всё большая часть рынка, в том числе и медицинского, отдавалась на откуп иностранным компаниям. За годы, когда нефть была супердорогой, мы могли бы выстроить в России современнейшую медицинскую промышленность и горя бы не знали, да ещё могли бы и экспортировать свою продукцию за рубеж. Сегодня же в результате такого бездарного управления мы в прямом смысле слова оказались перед разбитым корытом. И вот лихорадочно ищется способ хоть как-то залатать дыры. Например, правительство Воронежской области одобрило проект, согласно которому специализирующаяся на оптовой торговле стройматериалами компания наладит выпуск шприцев третьего поколения на базе обанкротившегося в 2006 году Нововоронежского завода шприцев однократного применения. Конечно, хотелось бы надеяться, но почему-то верится с трудом, что у торговцев стройматериалами это получится.

Первыми приняли на себя удар больные с наиболее тяжёлыми диагнозами. Это не только онкология. Общественный совет минздрава завален жалобами от ВИЧ-инфицированных, которые уже полностью перешли на отечественные препараты. Люди жалуются на их бесполезность и серьёзные побочные эффекты при приёме.

Наивно думать, что если химическая формула у препаратов одна и та же, то и действие должно быть одинаковым. Важнейшими составляющими производства являются технология, степень очистки, качество добавок и т.д. По большому счёту сегодня абсолютно российских лекарств практически нет. Даже отечественные препараты, включая антибиотики, производятся из импортного сырья: закупленные субстанции и компоненты смешиваются и облекаются в лекарственные формы. Отсюда и стремительный рост цен на всю фармакологию.

А вот кому запрет импортных оборудования и препаратов на руку, так это частным клиникам, у которых остаётся возможность закупать его, да ещё посредникам, за немалую мзду переправляющим наших пациентов на лечение за границу. «Большие люди», как мы видим, уже давно лечатся не в российских больницах.

Правительство, кажется, уразумело, что в результате масштабной «оптимизации» здравоохранения страна оказалась перед мрачной перспективой. Даже Росстат вынужден признать, что с начала этого года смертность у нас выросла на 5,2%. И, судя по стремительно развивающимся событиям, это не предел.

Премьер-министр засуетился. На недавней встрече с активом возглавляемой им партии он объявил, что идея минпромторга об ограничении закупок госучреждениями иностранных медицинских изделий при наличии отечественных аналогов пока реализована не будет.

Однако это не отменяет жизненно важного запроса на импортозамещение в здравоохранении. Против нас выступают уже не только санкции. Сокрушительный удар по рынку медпрепаратов и оборудования наносит стремительное падение рубля. Уже сегодня даже без «антисанкций» проблематично стало закупать импортные медтехнику и лекарства из-за их цены, которая выросла почти вдвое. Если Россия в кратчайшие сроки не возродит свою медицинскую промышленность, нам предстоит лечиться лишь зелёнкой и подорожником.

Просмотров: 641
Назад