Главная  >  Архив  >  №1 (30498) 10—11 января 2017 года  >  Что сказал Мау

Что сказал Мау

№1 (30498) 10—11 января 2017 года
4 полоса
Автор: Владимир РЯШИН.

Птенец гнезда Гайдара вырос, и теперь ему впору большое руководящее кресло

Как и всякий неолиберал, вознесённый на завидную чиновничью высоту, действительный государственный советник первого класса Владимир Мау жаждет похвального слова Путина. Ещё бы, так приятно услышать из его уст: мол, замечательно сказал ректор Мау и о том, и об этом. Вот и на сайте вверенной ему Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ подчинённые поспешили известить публику: «Владимир Путин поддержал идею Владимира Мау». Хотя торопливые льстецы, сочинявшие сей текст, переиначили слова президента, который нередко избегает определённых оценок. В таком духе он высказался и на этот раз: «Хорошо, учтём».

Последний писк чиновничьей моды

Пересказать то, что говорил в Ярославле ректор РАНХиГС Мау, будет нелегко. Птичий язык людей, приближённых к власти, предназначен для узкого круга. Всё, как в анекдоте о девушке, которая устраивалась секретарём директора фирмы. Её спросили:

— Вы владеете английским и французским языками?

— Свободно.

— А эсперанто?

— Ещё лучше — я прожила в этой стране шесть лет.

Вот и у нашего чиновничества большой стаж пребывания в загадочной Эсперантии. Раньше там в ходу был термин «дорожная карта». Его применяли к месту и не к месту. И рядовой гражданин недоумевал: что означает этот дословный перевод с английского — путеводитель, маршрут? Или ещё что-нибудь недоступное его разумению. Потом самые пытливые расшифровали ребус. Вроде бы «дорожная карта» — это «план мероприятий».

Последний писк кабминовской моды: «проектное управление», которое реализуется во всех органах власти снизу доверху в специальных «проектных офисах». О них Мау рассказал на проходившем в ноябре в Ярославле заседании Госсовета РФ. Профессор сообщил, что РАНХиГС выполнила поручение президента о создании Центра развития регионов. Он, по словам ректора, создан.

Чтобы попытаться понять, чем там занимаются чиновники, послушаем подробные разъяснения Мау. «Я хотел бы сказать, что в этом центре, собственно, формируются команды будущих проектных офисов, — подчеркнул он. — Это 9—10 человек от регионов во главе с вице-губернатором, министрами и федеральными чиновниками, работающими в регионе. Естественно, там есть некоторые лекции, в том числе и международных профессоров, но основное — это, конечно, обмен опытом, это опыт командного взаимодействия, реальное формирование команд. И главное, что итогом этой работы, этого обучения является формирование проектов, которые в процессе защиты одобряются или не одобряются (но пока одобряются) и дальше должны реализоваться как проекты этих проектных офисов».

Мау обратил внимание на ряд важных, с его точки зрения, обстоятельств: «Тут, конечно, те люди, которые выходят с этими проектами, это такой потенциальный очень сильный резерв. Кстати, не могу не отметить, что один из наших слушателей в процессе обучения стал губернатором (и.о. губернатора на данный момент). Но тем не менее кто-то уходит, кто-то приходит, команды меняются. Я бы предложил, чтобы не терять людей, а на них тратятся немалые в общем-то бюджетные деньги, сохранить их в той или иной форме в кадровом резерве. Потому что команды губернаторов могут меняться, но они прошли очень важную практику, получили очень большой опыт».

Проектное управление — вне нашей реальности

Заимствованная у бизнеса технология проектного управления страдает бросающимися в глаза пороками. Это прежде всего хроническое отставание от запланированного графика реализации программы и сопутствующий ему огромный перерасход средств, изначально заложенных в смету. Наконец, не редкость здесь — коррупционные сделки, которых не чураются исполнители работ. Правда, чиновники отмахиваются от критиков, словно от назойливых мух. Не до вас, когда в стране начинается массовое внедрение проектного управления.

Ещё до заседания Госсовета РФ в Ярославле ректор РАНХиГС побывал в регионе, у руля которого оказался выдвиженец из кадрового резерва, назначенный исполняющим обязанности губернатора Калининградской области Антон Алиханов. Самый молодой в РФ чиновник на посту главы субъекта Федерации, ему 30 лет, раньше возглавлял региональное правительство.

На встрече Мау и Алиханова, естественно, разговор зашёл о внедрении проектного управления в области, о подготовке специалистов для неё в Западном филиале РАНХиГС. Хотя, казалось, особый интерес у собеседников должен бы вызывать «калининградский казус».

«Пару лет назад федеральный университет сделал для нас исследование. Они брали агрегированные показатели за 20 лет и накладывали динамику Калининградской области на аналогичные показатели Российской Федерации, — рассказала в интервью, опубликованном в местном выпуске «КП», министр экономики областного правительства Анастасия Кузнецова. — Если смотреть на большом временном отрезке, то при падении регион всегда падает на 20—50% ниже, чем РФ, а на волне роста мы растём быстрее».

Так уж устроено сегодняшнее чиновничество: у него всякие новации ни в коей мере не сопрягаются с реальной жизнью. Создаётся впечатление, что председатель правительства РФ, не устающий повторять, что «проектные офисы должны проникнуть во все ткани государственного механизма», никак не хочет слезать со своего любимого конька. Он, пожалуй, даже не пытается понять: а как эта кабминовская игрушка воспринимается за пределами московского «Белого дома»?

XV Международный инвестиционный форум в Сочи стал для премьер-министра очередной пропагандистской площадкой. На пленарном заседании, где главной темой было «Новое качество госуправления», Дмитрий Медведев в очередной раз презентовал своё детище — концепцию перевода чиновника на новую систему работы. «Не без труда и не без проблем, но мы всё-таки стараемся переходить от модели управления по поручениям к управлению по результатам, то есть к тому самому проектному подходу», — заявил премьер-министр. Он признал, что «государственная машина действительно неповоротлива и несёт в себе черты переходного периода: сохраняет и часть советских управленческих механизмов, и черты, которые появились в 1990-е годы, и какие-то наши управленческие новации».

О необходимости реформирования управленческой сферы увлечённо говорили и другие высокопоставленные ораторы. И никто из них словно и не ощущал, насколько их горячие речи диссонируют с охлаждающей пыл действительностью. Обратимся к газете делового сообщества «Коммерсант», где репортаж из Сочи шёл под заголовком «Проектный офис провёл день открытых дверей».

В публикации говорилось: нынешнюю ситуацию ёмко охарактеризовал министр финансов Антон Силуанов, заявивший, что «бюджетный пирог стал диетическим». В подтверждение он сообщил новость о корректировке бюджета на 2016 год: дефицит вырастет с 3% до 3,5—3,7%, чистые заимствования минфина на рынке планируется увеличить на 40%, или на 200 млрд. рублей. И это при плановом поступлении одного триллиона рублей доходов от приватизации госпакетов «Башнефти» и «Роснефти». Как видим, для кабминовских проектных грёз подготовлено одно русло, для реального бюджета — другое. И они ни в какой точке не пересекаются.

Эксперименты неолибералов до сих пор продолжаются

После дефолта 1998 года можно было сделать слишком поспешный вывод: короткий век неолибералов в России закончился. Хозяин Кремля пошёл на беспрецедентный шаг: создание левоцентристского правительства Примакова — Маслюкова. Новому кабмину удалось добиться не только быстрого восстановления рухнувшей экономики, но и её роста, не наблюдавшегося в постсоветский период. Переживший шок Борис Ельцин пришёл в себя и «воздал по заслугам» Евгению Примакову и Юрию Маслюкову, отправив их правительство в отставку. Неолибералы первой гайдаровско-чубайсовской волны вновь двинулись во власть.

Некоторое представление о современных воззрениях господина Мау, успевшего в «лихие 90-е» поработать советником Егора Гайдара, можно составить, прочитав его обращение к слушателям РАНХиГС: «Академия реализует совместные проекты с Европейским и Мировым банками реконструкции и развития, Британским советом, Агентством США по международному развитию (USAID), а также с лидирующими западными бизнес-школами». Подобно любому неолибералу с большим стажем, госсоветник живёт с головой, постоянно повёрнутой на Запад. Мол, куда нам без него, сирым.

Улюкаев, поднявшийся на крыло из гнезда Гайдара, конечно, птица куда крупнее, чем птенец Мау. Начиная с 80-х годов прошлого века до последних дней Егора Тимуровича он ни на шаг не отставал от «реформатора», занимавшегося бесчеловечными социальными экспериментами над народом. Его сподвижник тоже демонстрировал склонность к такого рода вивисекторским опытам.

Одна из затей минэкономразвития, которым руководил Улюкаев, — подготовка инструкции для проектных офисов. Всё там, кажется, учтено. Нет лишь важного пункта: что должен делать высокопоставленный чиновник, получив чемоданчик, внутри которого, как ему известно, находится взятка в особо крупном размере. Вот на этой «мине» и подорвался гражданин Улюкаев. И теперь экс-министр находится под домашним арестом и — не исключено — размышляет, сколько лет заключения может назначить ему суд. Или блюстители закона пощадят его и ограничатся условным сроком наказания?

Жизнь Улюкаева сложилась бы иначе, последуй он совету «Правды» уйти в отставку. «У его семьи солидная недвижимость: просторные угодья, обжитые дома, в том числе в Крыму, — писала наша газета в статье «Олигархический профиль правительства» (№ 12 (30218) за 6—9 февраля 2015 года). — Будет он сидеть на веранде и сочинять стихи для очередного сборника. И родится у него золотая строка: «Поэт в России больше, чем министр». А там, глядишь, примеру Улюкаева последуют и остальные члены правительства. И толпы восторженных граждан встретят их «Попутной песней» Михаила Глинки: «Веселится и ликует весь народ».

Однако неодолима тяга к власти у наших неолибералов. Получив доступ к её рычагам, они не упускают их из своих рук до последнего — до появления на пороге следователей с ордером на обыск и наручниками.

Просмотров: 4066
Назад